Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:26 

День десятый. Мердоу - Поместье.

Мора Дайне
Полудемон
Моё утро началось незадолго до полудня, и виной тому была бессонная ночь. Скопившаяся за последние дни усталость давала о себе знать: с трудом разлепив веки, я тут же уткнулась носом в подушку и задремала опять. Не хотелось ни вставать, ни тем более отправляться на рынок за покупками, ведь всё это означало совершение активных действий, а этого не хотелось более всего. Спать бы и спать: день, два – сколько потребуется, чтобы привести в порядок мысли и тело. Особенно тот ушиб на предплечье, в который сейчас упирался какой-то острый угол.
Чуть повернув голову, я приоткрыла один глаз и попыталась сфокусироваться на присутствующем в моей кровати постороннем предмете. Это оказался пухлый бумажный пакет, ладоней четырёх в ширину и шести – в длину. В моём багаже не было ничего подобного, и разыгравшееся любопытство взяло верх над ленью. Сев и укутав плечи одеялом (в комнате было прохладно, а мне, как и любому демону, была свойственна любовь к теплу) я положила пакет себе на колени, клапаном вверх. Бумага уютно шуршала под пальцами, прогибаясь и позволяя нащупать мягкое содержимое.
В пакете оказалась новенькая, буквально с иголочки одежда. Всё как полагается: тёмно-коричневые широкие брюки, белоснежная рубаха со стоячим воротником и жилет. Последний заставил меня удивлённо и польщено улыбнуться: расшитый серебряной нитью нежно-зелёный шёлк явно подбирался под цвет глаз. Не узнать стиль Берта было невозможно.
Пока я возилась с обновками, сонливость успела сбежать от меня. Довольно зевнув, я потянулась к валяющейся на полу сумке. Вчера мне хватило сил только смыть с себя тюремную грязь, так что к утру нечесаная грива превратилась в один сплошной колтун. Расчёсывая (правильнее будет сказать, раздирая) его, я размышляла о событиях последних двух дней. Память милостиво затуманила особо яркие моменты, но и оставшихся хватало с лихвой. Мне до сих пор не верилось, что всё это было взаправду, а не дурным сном. Слишком… дико и жестоко.
Для человека. Но не для демона. Для демонов.
В дверь постучали ровно в тот момент, как я закончила приводить себя в порядок. Улыбнувшись (чтобы опознать утреннего гостя не надо было быть провидцем), я весело окликнула хозяина дома:
- Входи-входи. Не заперто.
Инкуб приоткрыл дверь, просунул в образовавшуюся щель голову, огляделся и после этого зашёл целиком. Смерив меня оценивающим взглядом, Берт довольно кивнул:
- Тебе идёт.
- Да. – Я одёрнула полы жилета. – Спасибо тебе.
- Не за что. Ну что, завтракать будешь или сразу отправимся? Можем перекусить в городе.
Я нахмурилась.
- А…
- Всё тихо, - инкуб понял меня без лишних слов. – Я утром потолкался на площади. Народ вовсю судачит о случившемся, но толком никто ничего не видел, а стража держит языки за зубами. Так что нас никто не узнает. По крайней мере до тех пор, пока нам не вздумается щеголять своей природной формой.
- Ну уж нет!
- Вот и я про то же. Так что, в город?
- В город. Только для начала я бы заглянула к тебе на конюшню. Мы вообще в Мердоу приехали мне за конём.
Хозяин коротко хохотнул:
- Оно и видно.
В выборе скакуна я целиком доверилась опыту Берта, поскольку сама мало что понимала в лошадях. К тому же конь нам был нужен не самый обычный… для демонов нормальные животные не подходили. Во-первых, боялись как чумных, а во-вторых (ко мне это, правда, не относилось), демон даже в человеческом обличье весит больше рыцаря в полном доспехе. Природные законы, ничего с ними не поделаешь: обратимое преобразование в энергию сокращает массу объекта лишь на пятнадцать-двадцать процентов. Вот и получается, что весит двухметровый демон лишь немногим меньше своей трёхметровой рогатой ипостаси.
Естественно, ни одно нормальное животное не сможет долго ходить под таким грузом. Пришлось выводить особую породу, взяв за основы рыцарских дестриэ и изрядно поколдовав (в прямом и переносным смысле) над их выносливостью. Получившиеся в итоге кони внешне очень напоминали крестьянских тяжеловозов, но идеально подходили для выполнения своей задачи – перевозки демонов.
В конюшне Берта нынче содержалось три таких красавца. Впрочем, один из них явно был не очень-то и чистокровен: на полторы ладони ниже своих собратьев, с не такой широкой спиной и блестящей гнедой шерстью. К нему-то и направился инкуб, даже не взглянув на остальных.
- Да, думаю этот, - хозяин ласково коснулся тёмной полосы, шедшей вдоль всей морды коня. – Хороший мальчик… Тебе нравится?
- Красивый, - осторожно, стараясь держаться как можно дальше от остальных лошадей, я подошла к гнедому. – Как зовут?
- Медный. Его мамаша отличалась не в меру лёгким характером, а мои помощники – наплевательским отношением к работе. Вот и появился у меня этот приблуда. Истинному демону не подойдёт, силёнки не те, а тебе в самый раз будет. Ты не волнуйся, он мальчик послушный и под седло обученный. Берёшь?
Я молча погладила тёплую лошадиную шею. Конь всхрапнул и принялся обнюхивать меня, тычась носом в плечи и грудь. Берт незаметно сунул мне в ладонь кусочек сахара, и угощение мигом было предложено гнедому.
- А ты ему понравилась. Признаться, я боялся, что он унаследует от папаши нелюбовь к нашему виду… На мне-то не проверишь, я этих забияк с рождения выхаживаю.
В ответ я лишь кивнула. Инкуб, добродушно расхохотавшись, направился вглубь конюшни.
- Когда закончите обниматься, позови меня. Посмотрим, как ты с ним справишься в городе.

Закупившись самым необходимым, мы свернули с торговой площади в какой-то сумрачный переулок, и там Берт указал мне на неприметный трактирчик. Оставив Медного у привязи (конь вёл себя на редкость доброжелательно, даже согласился подвезти меня до рынка), я первой рванула внутрь. Есть хотелось неимоверно, а инкуб клятвенно заверил меня, что гнедой прекрасно справится с охраной накупленного добра. Дескать, как-то его лошади обезвредили банду конокрадов, так неужели этот жеребец не в состоянии угомонить одного воришку? Уже усаживаясь за стол, я согласилась, что да, в состоянии.
В ожидании заказа Берт рассеяно теребил висящий на запястье браслет. Я ещё позавчера хотела спросить его об этой вещице, да как-то не было времени. А теперь нас никто не торопил, и можно было спокойно удовлетворить своё любопытство.
- Слушай, а почему у тебя метка такая странная? – Я коснулась кончиками пальцев своего браслета. – Не такая, как у меня.
- Потому что она эльфийская.
- Что?
Инкуб лениво откинулся на спинку стула и сощурился.
- Люди ленивы. Им не захотелось возиться с не-человеческими полукровками. Разбираться, кто там с кем согрешил и что из этого получилось. Если предположить, что источником этой «охоты» стали наши с тобой родственники, то оно и логично. Преисподняя интересуется только Высшими, но, чтобы не спугнуть их, вынуждена дёргать всех «нелюдей» подряд.
- Но при чём тут твоя метка?
- Как это при чём? Меня спросили, кто я. Я сказал, что по матери эльф и заплатил кое-кому, чтобы не упоминать своего отца. Всё логично.
- Да уж…
Я задумчиво хмыкнула, выискивая взглядом наш завтрак. Всё теперь выглядело так просто… мы, полукровки, действительно никого не интересуем. Ни здесь, среди людей, ни там, внизу. Порой оно и к лучшему.
- Как думаешь, они доберутся до отца?
Берт нахмурился и внимательно посмотрел на меня. На миг золотистые глаза вспыхнули алыми искрами, но лицо инкуба осталось неподвижным.
- Дайн очень мудрый демон. И прожил среди людей дольше, чем эти новоявленные охотники. Здесь он играет на своей территории.
- Так да или нет?
- Не знаю, Мора. Если он будет осторожен и сумеет пересидеть бурю в каком-нибудь укромном местечке – возможно. Но ты же понимаешь, что всё это безумие, - мужчина широким жестом обвёл пространство трактира, - не на год и не на два.
- Неужели чтобы изловить двух Высших, способных родить нового Властелина, требуется так много времени?
- А кто сказал, что их потребуется именно два? Прямая линия наследования оборвана, и вовсе не факт, что у представителей двух семей, роднившихся с правителями, родится ребёнок с требуемыми качествами. Насколько я знаю, шансы на это не более одного к четырём… Маловато для политических интриг.
- И охота затянется.
- Именно что.
- В итоге мне остаётся лишь надеяться на лучшее… Знаешь, я соскучилась по отцу.
- Понимаю, Мора. Думаю, ему без тебя тоже не очень просто.
Больше мы к этой теме не возвращались, отдав должное вкуснейшему завтраку. Доедая свою порцию, я вспомнила о том, что хотела спросить у Берта не знаком ли ему тот странный демон, что встретил нас вчера по пути домой, но передумала. Будь оно так, инкуб наверняка сам бы всё мне рассказал и без наводящих вопросов.

Вернулись домой мы часам к шести, усталые и довольные. Сумки разбирать не стали: сегодня мне хотелось ночевать в поместье. Я надеялась, что Истаморн и Юджин успеют разобраться со своим делами до вечера, поскольку нам ещё предстояло завернуть в магистрат и снять эти клятые метки. Признаться, медный браслет почти что жёг кожу, и мне не терпелось избавиться от него, а вместе с этой полоской металла и от воспоминаний последних двух дней. Снова вернуться домой, докончить уборку, отдохнуть до лета… Там, наверное, отправиться на поиски отца, но об этом думать было рано.
Размышляя о планах на будущее, я молча проследовала за Бертом прямиком на кухню. В гостиную мы уже заглянули, там никого не нашлось, так что место сбора гостей (если они уже вернулись) определить оказалось не сложно.

URL
Комментарии
2009-05-13 в 16:20 

A drawer & a honest art-thief.
Так уж получилось, что проснулась я раньше всех. Несмотря на всё, что успело с нами произойти (и порядком нас потрепать), очнулась я в таком бодром состоянии, с которым никакая борьба невозможна. Хотя я честно пробовала уснуть ещё на час-другой.
Повозившись под одеялом, я привычно "осмотрела" весь дом: это потребовало большей концентрации, чем обычно: "глухота" так быстро не проходит... Выходило, что спал даже Берт, не говоря уже о Море и Юджине, которым требовалось время восстановить силы. Чтож, так даже к лучшему. Можно незаметно выбраться из дому и побродить по утреннему городу, пока большая часть его жителей спит, а сильный страх истончается и отступает прочь.
Усевшись на кровати, я лениво размялась. Всего-то год назад каждое моё утро начиналось с небольшой, но энергичной тренировки. Это была старая и, вне сомнений, полезная традиция любого аристократического рода (вне зависимости от ранга, коим моё семейство могло похвастаться разве что на страницах родовых архивов)... Вообще-то, если я буду и дальше так обращаться со своими навыками, рано или поздно разучусь делать самые простые вещи. С укором покачав головой, я тем не менее продолжала сидеть на месте. В конце концов, несколько последних дней были насыщенными достаточно, чтобы позволить себе простое и спокойное утро.
Примирившись с этой частью действительности, я потянулась за штанами. Да-а, первым, что я сделаю в городе, будет нападение на одёжные лавки. После этого уже можно будет рискнуть заглянуть в порт. Меня и так там никто особо не ждёт, а уж в таком виде — прогонят сразу.
Умывшись, выпив холодного с ночи чая и стараясь действовать тихо, я покинула дом и отправилась к ближайшей площади, захватив свою сумку да оставшийся от вчерашего "пира" корж. Торговцы ещё только-только собирались, некоторые магазины были закрыты, у лавок суетились продавцы, раскладывая товар. По булыжникам грохотали колёса редких ещё телег, с крыши старой ратуши вспорхнула стая птиц — колокол пробил семь раз.
Ещё какое-то время бесцельно пробродив по округе, я вышла в какой-то переулок, где обнаружилась уже открытая лавка. Там были выложены рулоны тканей и несколько готовых платьев. Решив заглянуть на минуту, я покинула лавку только через час. За это время мы с торговкой (а я подозреваю, что она же и швея) успели крупно поспорить о фасонах, тканях и ценах.А пока я примеряла третьи по счёту штаны, узнала много нового о том, что девам, особенно эльфийским, в штанах ходить не положено.
В конце концов, я выбрала удобный и неброский костюм в холодных зелёных тонах, с бежевой рубахой и длинным узким жилетом, а старые вещи упихала в сумку, с трудом поборов желание просто их выкинуть. Денег осталось всего ничего, но и покупок я больше не планировала.
Город постепенно просыпался. Снова минуя площадь по пути к порту, я отметила, что торговля уже идёт во всю, и прохожих заметно прибавилось. Не смотря на это, мне всё ещё было спокойно и уютно — вынужденная "глухота" отделяла от разливающегося моря чужих переживаний и настроений. Я сочла это благом.
Погуляла по году ещё несколько часов, купила пирожок с капустой. А потом, попетляв меж старых, в истёртой штукатурке, зданий, я оказалась на краю порта, у самого берега. И всё прочее потярело для меня смысл.
Я-то считала легенды о любви эльфов к морю выдумками...

Даже не знаю, сколько проторчала там, у воды. Вроде бы думала о чём-то, а может, и нет. Только казалось, что вот теперь со мной всё в порядке наконец-то. Словно бы какая-то часть меня отсутсвовала прежде, но только что вернулась, и все прочие неприятности не имеют ни силы, ни власти...

— Ноги застудишь.
От неожиданности я чуть не подпрыгнула, неловко развернувшись на мелких камнях. Уже довольно долгое время я стояла по щиколотку в воде. Справа начинались портовые постройки, но тут спуск в воду был не очень удобным, так что берег пустовал, и я спустилась к самой воде.
Реплика прозвучала совершенно неожиданно, видимо, я совсем уж крепко задумалась.
Сзади меня, на краю деревянного настила, заканчивавшегося чуть в стороне, стоял долговязый тип, в котором я с трудом узнала сородича: наша раса не отличалась особенно высоким ростом, а этот эльф был никак не ниже двух метров, даже учитывая то, что я смотрела на него снизу вверх.
Замечание долговязого, наверное, было справеливым, вот только вылезать совершенно не хотелось. Мне казалось, ещё немного, и я стану частью этой большой воды, ещё чуть-чуть, и смогу различить невнятное бормотание моря, а тут этот... ноги..! Подумать только.
Пришелец продолжал меня разглядывать, при этом, его лицо не выражало никаких эмоций. Надо сказать, по дороге к порту мне встретилось несколько родичей, но вели они себя так, словно я — что-то среднее между человеком и пустым местом, и уж точно не эльф. Ну ещё бы, ведь даже располедний торговец щеголял косой до поясницы, и тут я, беглянка, остриженная чуть ли не налысо.
— Ты чтоли первый раз море видишь? — незнакомец сделал широкий жест, в его голосе сочетались остранённость и искреннее сочувствие одновременно. Я кивнула, хотя, мне показалось, что этот тип мог бы быть более почтителен к морю.
— А, — понимающе отозвался долговязый. — Вылезай, оно теперь никуда от тебя не денется.
Последние слова он произнёс с таким особенно открытым лицом, что я, кажется, правильно эти слова поняла. Те самые легенды о нашей тяге к морям окончательно перестали выглядеть вымыслом.

Мы ещё какое-то время сидели там, на этом самом настиле. Молча, я даже имени не стала спрашивать, и он молчал. Да и не нужно ничего было говорить, и так всё ясно. А я ему страшно завидовала: каждый день видеть море. Он его, навреное, уже сколько лет видит... А может быть даже ходил под парусом — я как представила это, даже дышать перестала.

А потом оказалось, что солнце наливается вечерней медью, посвечивая низкие тучи, а чайки кричат о скором дожде.
Эльф поднялся с места, постоял молча какое-то время. А потом совершенно неожиданным мягким жестом потрепал меня по макушке, взъерошив мои и без того растрёпанные волосы.
— Приходи.
При этом мы оба понимали, что никуда я теперь не денусь. Не знаю, что и как дальше у меня сложится, буду ли я приходить к этому морю или к какому-то другому. Вот только буду.
— Спасибо тебе, — произнесла я, пока ещё не представляя, как можно ещё благодарить за это молчание, за весь этот день.
А он просто кивнул, и ушёл.

Разумеется, к дому Брета я добралась под самый вечер, молчаливая и без единой мысли в голове.

2009-05-21 в 04:32 

Дон М.А.Гарибальди
- Рыжий твой вернулся.
Марта частенько отвечала на невысказанные вопросы, но сейчас меня будто оглушили. Только-только собрался спросить, что слышно в городе после заварушки – и на тебе.
- Да неужто? – я аккуратно отодвинул опустевшую тарелку и навалился локтями на стол. – Признаться, я думал, его слопала какая-то из тех тварей.
- Возможно, было бы лучше, если бы слопала.
Марта собрала посуду со стола и вздохнула.
- Приплелся к Эллиоту на двор ни свет, ни заря, весь драный... еще хлеще, чем ты. Сделала, что смогла. Пока там его оставили, все равно у меня держать негде.

Жеребец и в самом деле выглядел паршиво.
Похожие на мои длинные царапины рано или поздно заживут, возможно, даже шрамы частично скроются под новой шерстью, но возить кого-то тяжелее ребенка он вряд ли сможет. Вдобавок, может охрометь до конца дней. Разумнее всего было пристрелить бедолагу, чтоб напрасно не мучился, но без веского хозяйского слова ни Эллиот, ни Марта этого не сделали бы, а у меня рука не поднималась. И не поднимется, понял я, когда конь попытался шагнуть навстречу и уперся лбом мне в грудь, словно искал дополнительную точку опоры.
- Ну хоть трястись перестал, - попытался подбодрить нас хозяин дома.
- Плохо, что до сих пор ничего не ест, - Марта окинула лошадь критическим взглядом, поджала губы и начала осторожно счищать тонкий прозрачный слой мази вместе с ошметками шерсти и по новой промывать раны; куски светлой льняной ткани мгновенно становились бурыми, хотя кровь, вроде, не шла, во всяком случае, солома под копытами была сухой и чистой. Жеребец подобрался и прижал уши, но не двинулся с места, только крепче уперся в меня лбом. Мне ничего не оставалось, как обнять его за шею и поглаживать, успокаивая. Будь на месте Марты кто другой, пришлось бы привязывать и покрепче, но эту женщину, похоже, все животные принимали за свою и позволяли творить с собой, что угодно. Лишь когда боль становилась нестерпимой, рыжий с храпом вскидывал голову и от души ляпал задней ногой по перегородке, затем, недобро сверкнув глазом, снова таранил меня лбом или вообще норовил спрятать нос подмышку. Я с тоской ждал момента, когда процесс закончится и последует неизбежная попытка тяпнуть меня в отместку за все хорошее. Но когда завоняло другой мазью, уже знакомой, стало даже чуток смешно. Похоже, моему приятелю вскоре тоже предстояло обрасти загадочным "мхом". Перехватив мой взгляд, Марта улыбнулась и ласково похлопала жеребца по шее.
- Помогло одному бродяге – поможет и другому. Разве что ему больнее будет, - добавила она с искренней жалостью. – Потерпи, мой хороший, потерпи, немножко осталось, правда-правда.
Я вытащил из кармана припасенную морковку и без особой надежды пощекотал ею нос жеребца. Подумав, тот осторожно взял ее мягкими губами и захрустел, изредка прерываясь на то, чтобы в очередной раз мотнуть башкой и треснуть копытом в стену. Эллиот радостно всплеснул руками и засуетился над молотым зерном.
- Возьми у меня в сумке порошок из зеленой банки, подмешай пару ложек в кашу, - не оборачиваясь, сказала Марта. – А ты иди-ка сюда, помоги чуть-чуть.
Накрыв коня чистой простыней вместо попоны, мы в две иглы прихватили болтавшиеся под пузом края и отошли в сторону, любуясь проделанной работой. Жеребец запоздало щелкнул зубами и привалился плечом к перегородке – стоять тяжело, а ложиться в ближайшее время не станет, просто из страха, что не сможет встать.
- Что с ним делать, пока тебя не будет?
В отличие от Эллиота, Марте не требовалось ничего объяснять. И никаких лишних сантиментов тоже не предполагалось. Говорили, будто бы она обладала крайне тяжелым характером. Возможно, только я это редко ощущал. Большинство моих решений она принимала абсолютно спокойно, затевая спор лишь тогда, когда чувствовала в этом необходимость. Вот и сейчас, хотя с утра мы не сказали на эту тему ни полслова, она вела себя иначе, чем можно было ожидать.
- То есть как это – пока его не будет?! – Эллиот откровенно возмутился, но в голосе ощущался затаенный страх. – Ты что же, вот так спокойно отпустишь его неведомо куда?! После всего, что произошло?!
- Безусловно, огреть дубиной по башке и посадить на цепь – лучше, только не уверена, что поможет.
Я подхромал к ней и сгреб в охапку.
- Спасибо.
Она похлопала меня по спине так, словно я тоже был лошадью. Судя по тому, что эти прикосновения почти не причинили боли, царапины впрямь заживали с невероятной скоростью. Вот хромать я буду... а черт его знает, сколько.
Жеребец недовольно засопел и неловко переступил на месте, освобождая хозяину дорогу к кормушке. Поскольку шли к нему не с пустыми руками, кусаться смысла не было; разочарованно вздохнув, рыжий медленно, еле-еле двигая челюстями, принялся за еду. Наблюдая за ним, мы пришли к самому очевидному решению: раз уж взялись выхаживать, значит, надо попытаться довести дело до конца.
- Ну, а если вдруг станет совсем плох, тогда...
- Пусть только попробует, - Марта решительно сгребла в мешок все, что следовало отправить в огонь, и отдала хозяину. – Будь добр, уничтожь.
Вздыхая и недовольно бурча что-то себе под нос, Эллиот пошел в дом. Мы же устроились на тюках сена, по-детски взявшись за руки и молча наблюдая за конем. С такими ранами столько времени проболтался где-то без помощи и все равно остался в живых, дошел до дома... и помирать, похоже, не собирается. Крепкая зверюга. Правда, теперь толку от нее будет чуть. А на плечи близких людей в который раз свалилась гора забот. И опять по моей милости. Черт подери, порой я начинал по-настоящему ненавидеть себя.

Домой мы вернулись после обеда, по пути завернув в сапожную лавку и к оружейнику за моим заказом. Сумка получилась небольшая, но гораздо тяжелее, чем обычно. Пока я удобнее пристраивал ее на плече, хозяин нервно облизнул губы и пустился в пространные объяснения, что-то насчет сплава серебра. Ага, вот почему такой вес... и на цене товара это, разумеется, тоже отразилось. Верить или не верить в старые сказки – дело добровольное, лично мне было все равно. Гораздо важнее то, что с этим человеком (одним из немногих) у меня еще ни разу не случалось разногласий, и в смысле качества товара, я ему полностью доверял.
Откровенно говоря, сейчас меня беспокоило другое. В первую очередь то, что Мора и Истаморн могли покинуть Мердоу, не дождавшись моего возвращения. В принципе, с их стороны это было бы вполне естественным и разумным шагом. Неизвестно, как пойдут дела в поместье дальше, так зачем брать с собой человека, от которого и так было мало толку, а с учетом всего случившегося он станет скорее обузой, чем подмогой? Но основная часть моих вещей осталась во владениях леди Дайне, и как ни крути, придется навестить ее гостеприимный дом хотя бы для того, чтобы забрать их. Дорогу я, в принципе, помнил, найду. Вот где приличную лошадь взять? Разумеется, ими торговали, просто не было повода интересоваться, а тут вдруг проблема встала ребром и ее придется решать. Вот, кстати, Берт держит конюшню, значит, должен быть в курсе подобных дел. Его и спрошу. А когда я удосужился вспомнить об изначальной цели нашего прибытия сюда, то почти сразу успокоился. В конце концов, дамам тоже требовался отдых, так что вряд ли они подскочили и начали бегать по городу с рассветом, да и покупки чего-либо с расчетом на долгий срок – не самое быстрое дело. Поэтому я не особенно спешил. Да и не хотелось уезжать. В кои-то веки действительно не хотелось. И пусть Марта раз двадцать заверила меня, что беспокоиться о ней не следует, на душе все равно скреблись какие-то кошки.
- Ладно. Где деньги лежат, ты знаешь. Понадобится – бери, сколько нужно.
- Юджин, я не собираюсь...
- Ну хотя бы тут не перечь. На одно лечение моего одра сколько сейчас угробишь. Не дело это.
- Как скажешь.
Она задумчиво теребила косу, как всегда, когда хотела, но не решалась сказать что-то. Я провел пальцем по цепочке у нее на шее; мерцающий золотом камень мигнул в ответ и засветился чуть ярче.
- Болтают, будто такой цвет, похоже, только у тебя. Что он означает?
- Да кто ж знает? Родни нет, спрашивать некого. Это важно?
Она не вздрогнула, не напряглась, только глаза смотрели... в общем, странно. Под конец я не выдержал и чмокнул ее в макушку, просто чтобы отвести взгляд, прекратить эту дурацкую и никому не нужную игру.
- Мне плевать. А все остальные пусть катятся.
Ирония заключалась в том, что в данный момент катиться предстояло как раз мне.
- Вот и славно, - Марта мягко развернула меня к двери и добавила: - Возвращайся, как сможешь. И береги себя.

Дом Берта оказался заперт. От одного из работников я узнал, что светловолосая барышня упорхнула куда-то еще утром и пока не приходила, да и хозяин со второй гостьей тоже. Но вернуться, вроде, собирались. Утомившись хромать по двору, я обошел дом и устроился с другой стороны, у черного хода, под навесом. Дождя не было, затянутое сероватыми облаками небо медленно темнело, чуть подсвечиваясь тусклыми красками рано заходящего солнца, в кустах тенькали какие-то птицы... так тихо, так спокойно... словно и не было ничего, словно это не мы угодили в переделку всего лишь сутки назад...

2009-05-24 в 16:34 

Мора Дайне
Полудемон
- Вот же… психи беспокойные! Ну где их носит, сумасшедших, так поздно и в таком состоянии?! Окончательно рехнулись?
Вообще-то вид пустой кухни вызывал у меня желание ругаться куда как крепче, да после всех приключений на это уже не оставалось сил. Но, полагаю, моим новым друзьям и без этого крепко икалось.
- Седьмой час же на дворе!
- Мора, успокойся, - Берт, притворно схватившись за голову, рухнул на ближайший стул. – Ты им не мамочка.
- Ну да… - сквозь зубы процедила я. – Не мамочка. Просто втравила двух ни в чём не виноватых путников в свои проблемы, а теперь не могу за ними уследить. И больше никаких бед!
- Они почти вдвое старше тебя, сами разберутся.
Я коротко и зло хохотнула: насмотрелась, как мы «разбирались» дома. И это всего-навсего одно старое поместье с одним-единственным выжившим из ума призраком… а тут целый город! Нас-то с Бертом местные жители узнать не могли по причине пребывания в демонической форме, а вот Истаморн с Юджином щеголяли своими родными лицами. И нынче у них были неплохие шансы нарваться на неприятности.
Я собиралась обо всём этом поведать своёму приятелю… но взглянула на него, махнула рукой и молча кивнула.
- Утихомирилась? Вот и славно. – Инкуб поднялся и потянул меня прочь из комнаты. – Что-то ты быстро заводиться стала, мне это не нравится.
- А мне, что, нравится?
- Похоже, что да… Иначе бы не занималась. Мора, ты же взрослая девочка, тебя Дайн учил вначале головой думать, а потом уже истерики закатывать. Мало ли куда могли деться твои друзья? Юджин вообще здесь живёт, а эльфийская диаспора в Мердоу – крупнейшая из не-человеческих. Думаешь, они не найдут, чем себя занять?
Я не ответила. Не потому, что согласилась с Бертом (для этого требовалось в начале осмыслить его слова), а потому, что мы остановились у неприметной двери в конце тёмного коридора. Хозяин несколько секунд повозился с замком, подмигнул мне, обернувшись через плечо, и после этого осторожно потянул на себя ручку…
Знакомое ворчание возвестило, что одного беглеца мы всё-таки обнаружили. Предоставив Берту самому возиться с человеком, я тихонько вернулась в свою комнату – отдохнуть после тяжёлого дня и немного подумать. Отсутствие Истаморн нервировало, но уже не так сильно. Во-первых, подействовали слова инкуба. Во-вторых, я и так слишком много волновалась в последние дни, беспокойство уже достигло некоего предела и новые порции «растекались» по эмоциональному фону, не попадая внутрь. Правда, при этом я перестала чувствовать присутствие посторонних, но со временем это умение должно было вернуться в полном объёме. Надо было лишь добраться до дома и побыть пару дней в привычной обстановке родной демонической магии.

Комнату я покинула через пару часов, столкнувшись на лестнице с Бертом. Инкуб как раз шёл предупредить меня, что вернулась эльфийка, и что всё готово к отъезду.

URL
2009-05-25 в 15:58 

A drawer & a honest art-thief.
Оказывается, меня успели потерять — едва увидев Мору, я ощутила лёгкие волны её давешнего беспокойства. Как любопытно получалось: мы с Юджином всё ещё были гостями Моры, но уже не только гостями. Чтож, собрав в кулак утекающие мысли, я должна была признать, что рада такому положению вещей. И единственное, что немного беспокоит — не оказаться бы просто гостьей, а всё-таки воздать должное гостеприимству Моры. По возвращении в Поместье я намеревалась напроситься хозяйке в помощницы. Если она действительно планирует как следует прибраться в доме и в садах, окружающих постройки, я с удовольствием поучаствую.
Говорить о том, что случилось со мной сегодня днём, не было ни сил, ни слов. Думаю, Мора и так понимала, по крайней мере, чувтствовала, а Юджину, если будет нужно, я потом расскажу. Так что, без лишних слов, я готова была отправляться хоть сейчас. Благо, на пути к Берту мне хватило ума, времени и денег, чтобы купить ещё кое-какие вещи, которые могли бы понадобиться в доме. Удивительное дело, несмотря на все наши приключения, устроенные Духом, Поместье уже начинало казаться мне домом.
И ещё. Едва увидев Мору и Юджина, я поняла, как рада этим лицам.

2009-05-27 в 03:56 

Дон М.А.Гарибальди
Черт, неужели меня угораздило задремать? Вроде, выспался неплохо, что в кутузке, что дома. Утешало то, что реакция заметно улучшилась: как только дверь, к которой я привалился спиной, начала открываться, сон будто рукой сняло, и когда Берт выглянул наружу, я уже был на ногах. Точнее, на одной (покусанная немного затекла, но новых неприятных ощущений не доставляла).
Мора вернулась вместе с хозяином только что. Кажется, она сделала в городе все, что хотела, но покидать дом своего друга пока не торопилась – следовало дождаться Истаморн, конечно же, и заодно передохнуть после городской суеты.
Пользуясь тем, что спешить по-прежнему некуда, я какое-то время бродил по конюшне, присматриваясь к животным. Отвлекать Берта показалось неловко, да и прежде, чем задавать какие-то вопросы, не мешало бы разобраться, что к чему.
Лошади у него были отменные, на порядок лучше тех, которых приводили на редкие ярмарки из других мест. Некоторые мне очень понравились даже при беглом осмотре, особенно те, что подходили по росту. Правда, не каждую возьмешь под седло, все-таки каретные кони в верховой езде тяжеловаты на подъем, да и ход у них другой, и спина бывает слабовата... а уж продираться сквозь черт знает какие дебри, как часто доводилось нам с рыжим, или забираться в горы им и в кошмарном сне не привидится. В конечном итоге больше остальных приглянулась троица, обитавшая в дальнем конце коридора. Двое были серой масти, один совсем светлый, почти в серебро, второй чуть темнее и с четко очерченными белыми носочками на всех четырех ногах. Третий в полумраке мог показаться вороным, но на деле тоже был серым, только очень темного, глубокого оттенка с едва заметной проседью на боках. Вороным он, скорее всего, родился, а теперь менял масть, как это часто бывает, и с годами запросто мог стать таким же светлым, как два его ближайших соседа, или просто серым в яблоках. Скорее всего, ему года четыре, не больше. Двое других выглядели примерно так же или на пару лет старше. Для полной уверенности надо бы глянуть зубы, но без разрешения хозяина вряд ли стоит так поступать.
Вообще, серую масть я не любил, исключительно по практическим соображениям: не самый приятный вариант для путешествий, ведь любая грязь липнет сильнее, чем к рыжей, гнедой и даже вороной, не иначе как по закону подлости. Но сейчас было не до придирок, сейчас мне требовалась просто хорошая, крепкая, а главное, неприхотливая лошадь. Я еще раз бросил взгляд на мышастика... эх, вот прибавить хотя бы ладонь роста... но в целом он нравился мне все больше. Оставалось выяснить, захочет ли Берт продать мне именно этого коня, мало ли, вдруг он уже кому-то принадлежал и просто стоял здесь на аренде.
Выйдя во двор, я увидел Истаморн. Значит, скоро в путь. Пора звать Берта, а то придется топать пешком...

2009-06-11 в 17:42 

Мора Дайне
Полудемон
Приветливо кивнув вернувшейся эльфийке, я привычным маршрутом последовала на кухню. Дома было тихо, но я сомневалась, что мужчины успели куда-то удрать - за окном уже начало темнеть, а вновь ползшие с моря тучи обещали в скором времени очередную грозу. Следовало поторопиться и как можно быстрее выдвинуться из Мердоу, иначе мы рисковали вернуться в поместье вымокшими насквозь.
Всеми этими соображениями я поделилась с последовавшей за мной Истаморн. Мое предложение было одобрено целиком и полностью, проблемы возникли с реализацией. Лишь обследовав весь дом и не найдя там наших "кавалеров", я вспомнила о конюшне. Однако, стоило мне туда сунуться, как заволновались лошади, стоящие в ближайших ко входу денниках; уж не знаю, почему они стали реагировать на мою демоническую сущность только сейчас, но я предпочла убраться подобру-поздорову.
Пришлось просить Исту поторопить наших друзей. Пока эльфийка вытаскивала увлеченных малопонятной для окружающих беседой мужчин, я собрала утренние покупки и навьючила их на своего коня. По пути следовало заглянуть к страже и избавиться от этих проклятых меток, но здание магистрата находилось по пути к воротам и возвращение к Берту было бы лишней тратой времени. Я надеялась, что особых проблем с этим не возникнет... вроде бы нас уже признали "негодным товаром", и в Мердоу мы бессмысленный раздражитель. От которого с радостью избавятся, ещё и ускорения пинком придадут.
Дожидаясь остальных членов нашего маленького отряда, я хмуро глядела на пасмурное небо. Потерпит ещё немного или сейчас прольётся? Судя по поднимающемуся ветру, второе было более вероятно.
- Не надо, ладно? – шутливо попросила я, утыкаясь взглядом в ближайшую тучу.
В ответ порыв швырнул мне в лицо горсть холодной водяной пыли. Обиженно вздохнув, я подняла ворот куртки и попыталась укрыться за крупом Медного.

URL
2009-06-17 в 21:28 

A drawer & a honest art-thief.
Досадная необходимость заезжать у магистрат несколько расстраивала. Я бы не побрезговала выкинуть "маячок" в ближайшую же лужу — вот только снимать его полагалось определённым образом. Ладно, надеюсь, не задержат нас тут больше, по крайней мере, причин на то никаких.
Несмотря на все наши здешние беды, тюрьмы и чудовищ, Мердоу умудрился мне понравиться. Всё из-за моря, я и сейчас, закрытыв глаза, могла видеть его гладь. И это было прекрасно.
Обычные городские запахи, удушливые и навязчивые, отступали, сменяясь сырой свежестью: это тоже было благо, так что, дождь, продолжая усиливаться, приносил и пользу. Промокала я, конечно, быстро, но впереди нас ждал портал обратно и Поместье, где можно обсохнуть у камина.
Приближаясь к магистрату, мои спутники, что-то обсуждавшие всю дорогу, замолкли. Давящее ощущение всё ещё сопровождало нас, я чувствовала напряжение Юджина и неодобрение Моры. Никаких предчувствий или чего-то в этом духе, просто само здание вызывало не самые радужные воспоминания.
Мы медленно поднялись по ступеням крыльца и вошли под высокую арку входа.

2009-06-22 в 19:38 

Дон М.А.Гарибальди
Нельзя сказать, что торг затянулся, но уж точно был уместен. Предложенная хозяином цифра меня, вообще-то, устроила, тем более, ясно же видно, что при правильном обращении с возрастом конь поднимется в цене. При правильном... в том-то все и дело. Ну, а Берт, как истинный деловой человек или не человек, неважно, чувствовал своим святым долгом поторговаться хотя бы самую малость. Как он пояснил, со значением вырисовывая пальцем перед моим носом какие-то непонятные зигзаги, любая купля-продажа – совершенно особый ритуал, который надо непременно соблюсти, чтобы и товару, и обоим владельцам, прежнему и новому, сделка принесла не только моральное удовлетворение, но и максимальную пользу в дальнейшем. Я кивал и честно старался соответствовать заданному тону, но получалось, кажется, не очень. Возможно, потому, что я не умел торговаться, либо забыл, как это делается. Хотя вот из-за патронов мы в прошлом году сцепились не на шутку, правда, не с хозяином лавки, а с еще одним постоянным покупателем, но это все-таки немного другое. Была бы здесь Марта, она бы повеселилась, потому что она торговалась подолгу и с удовольствием, искренне огорчаясь, если порой у нее не хватало на это времени и приходилось завершать дела скорее. Правда, у нее имелось несколько иное объяснение.
- Ты не понимаешь, - всякий раз отмахивалась она, когда я пытался ее подковырнуть, мол, что за радость во всем этом. – Важно ведь не только продать или купить, а еще и по-го-во-рить!
Женщины! Но, в принципе, она тоже по-своему права. Ни для кого не секрет, что главные городские новости узнаются на базаре.
Дело кончилось тем, что мы ударили по рукам почти на том, с чего начали, и я начал сборы. Поскольку часть вещей была не со мной, а сумки Марта собирала гораздо аккуратнее, много времени они не заняли. Немного огорчило отсутствие плаща – судя по погоде, нам опять предстояло вымокнуть. Что ж, не в первый раз. Тем приятнее будет посидеть перед камином, когда вернемся в поместье.
В Магистрат я решил не заходить. Не хотелось лишний раз провоцировать себя и тех, кому могла не понравиться моя рожа, вдобавок, требовалось приглядеть за лошадьми. Оба коня, что Медный, что мой Агат, нрав имели достаточно мирный и дружелюбный, как в отношении нас, так и друг к другу. Они абсолютно спокойно стояли у крыльца, периодически обнюхиваясь и синхронно встряхивая ушами, а я наблюдал из-под навеса. С охраной у входа мы демонстративно друг друга не замечали.

2009-06-24 в 01:40 

Мора Дайне
Полудемон
Путь до магистрата прошёл на удивление спокойно. Начавшийся дождь и сумерки разогнали горожан по домам, лишь редкие патрули провожали нашу четвёрку настороженными взглядами. Привычно ссутулившись, я поминутно одёргивала рукава, стараясь скрыть свою метку. После пребывания в тюрьме идея на каждом шагу демонстрировать свою «масть» уже не казалась мне такой привлекательной. Я вообще за последние два дня успела отбить себе любовь к приключениям.
В магистрате тоже не возникло особых проблем. Нас с Истаморн вновь развели по комнатам, и тот же мужчина, что допрашивал меня по появлении в Мердоу («И был в тюрьме», - напомнила я себе) задал несколько ничего не значащих вопросов о пребывании в стенах города. Затем снял с меня злополучный браслет, повязав взамен ярко-алую ленту. Судя по тому, что даже притупленное драками чутье чувствовало исходящее от полоски ткани магическое поле, чары были наложены те ещё. Тут уж точно не обошлось одними заклинаниями слежения.
Лента была временной меткой, её разрешалось снять самостоятельно по пересечение границы города. И все же нам выдали в сопровождение двух стражников из тех, что щеголяли закрытыми доспехами. Я была готова поклясться, что они не люди, но предпочла свои соображения оставить при себе. Не с охранниками же ими делиться! Тем более что в холле магистрата меня ждал ещё один сюрприз.
Берт, последовавший вслед за нами внутрь здания, нынче довольно эмоционально с кем-то разговаривал. Приятель стоял ко мне боком и не мог заметить моего появления, но его собеседник оказался внимательней. Оборвав инкуба на полуслове, он положил ладонь на плечо торговцу и что-то произнёс. Берт оглянулся, заметил меня и осёкся. Тем временем второй участник беседы уже двигался к выходу. Я буквально впилась взглядом в его спину.
Мне хватило его старой потрёпанной шляпы, чтобы узнать в собеседнике инкуба уже не раз встреченного Высшего.
- Ты его знаешь? – остановившись рядом с другом, я кивнула появившейся из соседнего коридора Истаморн.
- Нет. Просто кто-то из наших.
В голосе Берта не было ничего странного, но я отчётливо понимала, что он мне врёт. Уверенность была столь сильной, что мне захотелось схватить инкуба за ворот куртки и хорошенько встряхнуть. Было неприятно осознавать, что старый друг скрывает от тебя что-то важное. Наверняка у него были причины так поступать, и всё же… Я с трудом подавила вспышку гнева.
Путь до городских ворот пролегал в полной тишине, если не считать шороха дождя и хлопанья развиваемых ветром плащей. Стражники внимательно следили за тем, чтобы мы не отклонялись от намеченного маршрута, но заговорить с нами не пытались. Инкуб и эльфийка исподтишка косились на наших провожатых, наверняка чуя в них какую-то опасность. Я же не ощущала ровным счётом ничего, даже притихшую пульсацию меток.
У стен Мердоу нас оставили в одиночестве. До портала было рукой подать, и всё же Берт не торопился покидать наш крохотный отряд. Всё ещё сердясь на инкуба, хотя и понимая бессмысленность этого раздражения, я обогнала друзей и вышла чуть вперёд, указывая путь. Торговец плёлся в конце, ведя в поводу моего коня.
Под пеленой дождя найти нашу полянку оказалось не так уж и просто. Я дважды проходила мимо, пока не узнала точку выхода. Сейчас лесную проплешину затопило водой, так что о скором чертеже на земле и думать было нечего. Отдав инкубу свой плащ, я выломала подходящих размеров палку и воткнула её прямо в размокшую глину. Расколов древесину ножом, вставила в расщелину портальный ключ. Свежесрезанный кусок коры заменил жертвенную чашу, купленный в городе отрез ткани стал основой для будущих рун. Откинув со лба намокшие волосы, я приступила к заклинанию.
Сквозь дождь еле слышно доносились слова Берта. Он предлагала свою помощь, но я сделала вид, что не слышу его. Вообще-то предложение было соблазнительным (после всех чудес последних дней ритуал на крови требовался моему организму в последнюю очередь), но я понимала, что должна довести это дело до конца самостоятельно. Просто должна, а зачем, почему и кому что доказывая – я не задумывалась, предпочитая доверять интуиции.
Чары плелись легко, не мешал даже противный дождь. Наоборот, кровью, смешанной с дождевой водой, было куда удобнее чертить необходимые узоры. Мне хватило пары минут, чтобы составить возвратную схему. Ещё столько же я возилась закрепляя расчерченное алым полотно под ключом. Получилось неплохо, не мешала даже почти не действующая левая рука. Разве что чаша из коры всё норовила упасть на землю, но я справилась и с ней.
Потом была знакомая боль от прошедшего дважды по одному месту кинжала. Холодное онемение расплескалось от плеча до кончиков пальцев, но воздух рядом с ключом взвился портальным маревом. Едва заметно покачнувшись (хотелось надеяться, что дождь скрыл это проявление слабости), я кивком указал эльфийке и человеку на путь домой. В этот раз держать проход было труднее, чем когда мы направлялись сюда, и любое промедление лишь зря вытягивало скудные остатки сил…
И все же я не удержалась. Пропустив вперёд гостей поместья, на самом пороге портала я обернулась и внимательно посмотрела на инкуба:
- Чего ты от меня скрываешь?
- Ты всё узнаешь, Мора. – Накинув мне на плечи плащ, Берт отошёл на полшага. – Скоро. Спроси у своего Хранителя, он многое объяснит.
Я не успела поинтересоваться, что всё это значит. Торговец вытащил портальный ключ и вложил его в мою ладонь. Я инстинктивно дёрнулась вперёд, а когда обернулась, увидела лишь ограду поместья. Промокшие друзья нетерпеливо ждали меня. Забрав у Юджина поводья Медного, я оперлась рукой о круп коня и на миг позволила себе зажмуриться, пережидая подкатившую к горлу дурноту. После встряхнулась и нарочито бодро зашагала в сторону дома.
Над головой привычно мерцали тусклые северные звёзды. В горах стояла на удивление ясная погода.

URL
2009-07-04 в 17:44 

A drawer & a honest art-thief.
Наши провожатые вызывали у меня не просто тревогу или недоумение, нет. Они одним своим присутствием умудрились напомнить мне, какой гнев умеет испытывать мой народ. Это было что-то древнее, даже наши учителя не умели сказать, откуда оно поднималось. Потомки от смешанных браков эльфов с другими разумными расами, даже их дети, иногда чувствовали такое вблизи некоторых существ. Что-то вроде вражды собак с кошками, о которой я узнала позже, чем, не умея себя контролировать, убила одного горного тролля, забредшего к границам. Да-а, кем же были стражи Мердоу, хотелось бы мне знать?!
Хвала богам, эти существа оставили нас у ворот. Свою ленту, полученную на время от того же странного эльфа, я с удовольствием порвала на мелкие клочья, едва мы минули башни ворот.
Мора всё ещё была встревожена, это видел даже Юджин. Что-то было неразрешённое между нашей хозяйкой и Бертом, но я надеялась, что они-то уж сумеют договориться.
Кажется, так и получилось. Когда Мора догнала нас на выходе из портала, она выглядела удивлённой, но, похоже, какой-то ответ всё-таки получила.
Некоторое время нам потребовалось, чтобы распаковаться. Я предложила Море помощь по хозяйству, но у меня оставалось ощущение, что она заняла меня чем-то малозначительным, чтобы просто не обидеть. Ей, похоже, требовалось остаться одной. Поэтому, доделав порученное, я с чистой совестью вышла за ограду и решила прогуляться вдоль опушки. Ни о чём не думать, ничего не вспоминать, просто немного отдохнуть.
И погрезить морем, это теперь, видимо, всегда будет со мной.

2009-07-06 в 00:14 

Дон М.А.Гарибальди
Устройство лошадей на ночлег много времени не отняло, отчасти потому, что облюбованный угол я привел в порядок еще когда только сюда приехал. Агат прекрасно разместился в стойле рыжего, так что требовалось лишь приготовить соседнее для Медного. Когда лошади довольно захрустели сеном, девушки отправились в дом, а я еще немного задержался, рассудив, что лучше лишний раз растереть мокрые конские бока соломенными жгутами, да удобнее развесить сбрую для просушки, чем без толку путаться под ногами в кухне. Мора нуждалась в отдыхе, не говоря уж об уединении и спокойствии. Потасовки с мерзкими тварями, кутузка, нервотрепки в магистрате и что-то еще, о чем они, похоже, так и не успели договорить с Бертом – все это никому не прибавило бы хорошего настроения и душевного равновесия. Вдобавок кровь для открытия портала. Каждый раз себя резать! А если возникает необходимость путешествовать только таким способом? Меня передернуло, и Агат тут же оторвался от сена и ткнулся носом в плечо, мол, хозяин, ты чего?
- Ничего, ничего, - я успокаивающе потрепал его по загривку, - все в порядке, ешь спокойно.
"Все в порядке. Если бы..."
Истаморн тоже чувствовала себя не в своей тарелке, если это состояние можно было так назвать. Мысленно я до сих пор видел, как она драла на клочки свою ленту. И смотрелось это вовсе не раздражением оскорбленного не-человека, а так, словно она с большим удовольствием вот точно так же порвала бы любого, кто попался бы ей под руку. Причем не с досады или желания сорваться, а потому, что так и только так – правильно.
Помнится, мы собирались выпить вместе чаю, однако...
- Знаешь, - доверительно сообщил я коню, - было бы очень славно, если бы наши леди плюнули на вежливость и всякое такое и прямо сейчас разошлись отдыхать.
В самом деле, уж насчет еды сам соображу, тем более, соображать не так уж трудно, раз об этом заботятся невидимые обитатели поместья. А обе девушки все-таки нуждаются в том, чтобы побыть наедине с собой. С другой стороны, я вполне мог ошибаться на этот счет, и дружеские посиделки перед сном помогли бы разрядить обстановку гораздо лучше, кто знает?..
Откопав в сумке кисет, я вышел в темный вечер, казавшийся уже почти ночью. В горах всегда как-то темнее, небо ближе. И звезды. И почему-то именно в такие ночи-вечера, сухие и ясные, когда воздух кристально свеж и чист, мне хотелось курить. Так сильно, как никогда не хотелось в городе. До одури. Было это частью моей прежней жизни, оставшейся где-то там, далеко, или более поздняя привычка? Я с удовольствием дышал ночной прохладой и одновременно встряхивал кисет, хромая в направлении дома. Всего несколько минут. Затем прямиком в гостиную, потому что торчать здесь слишком долго с моей стороны уж точно будет невежливо, и никто ведь не разойдется. Как вариант, заснут у камина, обе.
Прислушиваясь к шорохам, доносящимся из темноты, я машинально перехватил ружье так, чтобы в случае чего сразу пустить в ход, и начал раскуривать трубку. Пожалуй, мне для достижения внутренней гармонии одного этого было вполне достаточно... если бы не мешала боль в ноге – она была терпимой, но все равно раздражала.

2009-10-18 в 18:42 

Мора Дайне
Полудемон
Распаковав вещи, я некоторое время молча сидела у окна своей комнаты. Ясная весенняя ночь мало соответствовала внутреннему состоянию, а неразрешённые вопросы тяжёлым камнем висели где-то между сердцем и душой. Почему-то отчаянно хотелось закурить, но ленивая созерцательность оказалась сильнее. Да и не было в поместье табака. Надо бы посадить… Собственные виноградники у нас уже имелись, так почему бы и не обзавестись табачной плантацией? Как раз вокруг фонтана следовало разбить несколько клумб, а сажать обыкновенные цветочки мне не хотелось. Это мало бы подходило облику моего дома…
Садоводческие грёзы оказались на редкость приятным и беспечным времяпрепровождением. К тому моменту, как старейший обитатель поместья нарушил моё одиночество, я даже успела прикинуть непосредственную планировку посадок.
- Доброй ночи, Мора.
- Доброй, - не поворачиваясь, отозвалась я.
- Ты вернулась. Это хорошо.
Я неопределённо пожала плечами. Ашель сегодня был на редкость тих и спокоен, но чувствовалось, что за этим скрывается какая-то непонятная глубина. Впрочем, беспокоиться ещё и по этому поводу мне совсем не хотелось.
- Меня просили передать тебе кое-что. – Подойдя к окну, Дух положил мне на колени перевязанный лентой свиток. – Если ты захочешь потом поговорить об этом, то я буду ждать тебя в библиотеке. В любое время.
Наверное, эти слова старого призрака должны были насторожить меня. Но за последние дни я полностью разучилась пугаться, да и удивляться тоже. Внутреннее равновесие, зародившееся ещё на окровавленной поляне у стен Мердоу, оказалось на редкость устойчивым. Дождавшись, пока Ашель покинет комнату, я безо всякого интереса раскрыла письмо и углубилась в чтение.
Всё же хрупкая это штука, умиротворение…

Я не помнила сколь долго разглядывала первую строчку послания. Два слова, стандартная форма обращения, ровным счётом ничего особенного. «Дорогая Мора!». Если бы мне писали письма, то наверняка половина из них начинались бы с этого словосочетания. Проблема была не в словах, а в руке, которая их написала.
«Дорогая Мора!»… Отец никогда не писал мне настоящих писем. Только короткие записки, объясняющие очередную временную отлучку. А за все эти годы – ни единой весточки. До возвращения в поместье я даже не знала, жив ли он, хотя продолжала надеяться. А тут всё так просто:
«Дорогая Мора!»
Проклятье! Я ведь чувствовала, что с этим Высшим из Мердоу что-то не так. Но не узнать собственного отца… Дур-р-ра!..

- Когда? Когда он был здесь?!
Библиотечные духи с ужасом разбегались от меня, и даже Ашель нервно дёрнулся, услыхав этот крик. Я сама не ожидала от себя такой ярости, особенно после всех предыдущих злоключений. Но сейчас меня не остановила бы и орда демонов, не то, что собственные раны.
- Когда?!
- Сегодня днём. Успокойся, Мора.
- Почему ты не задержал его? – Я не понимала, что Хранитель сделал со мной, но гнев начал утихать. – Ты же мог… ты же знал, когда мы вернёмся… я…
- Ничего я не мог, хозяюшка. И Дайн тоже. Ты вообще понимаешь, как он рисковал, оказавшись в городе в этот момент? Я уже молчу про эту самоубийственную выходку с письмом. Объявиться там, где его до сих пор ищут… На такое способен только твой рехнувшийся отец.
Я не знала, что ему ответить. Конечно, Дух был прав, но знать, что цель твоих поисков ускользнула, разминувшись с тобой на каких-то жалких два-три часа, оказалось выше моих сил. Это ощущение не походило на обиду, но осознание своего полного бессилия больно ранило.
- Я поеду за ним. Немедленно.
- Куда? – с неприкрытым сарказмом поинтересовался Ашель. – Дайн может быть где угодно, хоть на другом конце света. Ты столько лет бесцельно моталась по миру и ничего не нашла. Почему же ты думаешь, что сейчас что-то изменится?
- Потому что я должна!
- Какой же ты ещё ребёнок… В общем, послушайся доброго совета своего отца, сиди здесь и не высовывайся. Придёт время и всё вернётся на круги своя. А пока жди.
- Я быстрее сдохну, чем дождусь! В отличие от тебя, у меня нет впереди вечности, а только век или два.
- У большинства нет и этого, - жёстко ответил Дух, – посмотри хотя бы на своего друга-человека. Но это не повод терять голову. А теперь иди. На сегодня с тебя хватит.

Наверное, это было и к лучшему, что наше традиционное место встречи – каминный зал – оказалось пусто. Даже саламандры спали, мерцая в затопившем комнату лунном свете. Немного постояв у камина, я повесила катану на её законное место под родовым гербом, тем самым прикрыв длинную светлую полосу, виднеющуюся на камнях. Этот клинок висел здесь задолго до моего рождения, равно как и меч отца. Так не хотелось думать о напрашивающихся пошлых аналогиях…
Зато осмыслить слова Ашеля было просто необходимо. Свернувшись клубком в самом большом кресле, я глядела на едва тлеющие угли и думала о том, что позади остаётся целый кусок жизни. И что надо искать некую новую цель, ведь к моим годам пора бы начать жить самостоятельно.
Не лучшие мысли для весенней ночи.

URL
2009-10-25 в 00:42 

Anda
A drawer & a honest art-thief.
Гуляла я не долго. Ночь густела в прорехах рваных облаков, гонимых незаметным на земле ветром. Утро будет ясным, становилось всё прохладнее.
Обещание ничего не вспоминать я не выполнила. Недавнее прошлое, правда, я решила оставить в покое. Вместо этого я, как какая-нибудь пожилая ведьма, предалась воспоминаниям совсем давним.

Я ушла из Дома не потому, что вся моя семья, а особенно старшие её члены, была замешана в различных интригах, и что мой отец любил власть больше, чем мою мать и всех своих детей.
Ушла я и не потому, что видела мать и отца лишь в зале Собраний, и всегда была уверена, что в чём-то провинилась перед ними, и теперь не достойна даже приветственного слова. Как и большинство моих братьев и сестёр.
И не потому, что мои братья и сёстры лезли вон из кожи, чтобы учиться в школе для высокородных, и не брезговали ложью и шантажом.
И не потому, что постыдным для семьи было водить дружбу с простыми эвайл*, как я всегда и делала.
И не из-за того, что мой Наставник, будучи гениальным магом и обладая властью по положению в Лиственном Круге, не пытался прервать ложь, предательство и несправедливость.
Даже не из-за традиций, строго державших всех нас в привычных, закреплённых поколениями рамках. Рамках крови.
А потому, что однажды я предложила моим друзьям нарушить небольшой запрет, и остаться в патруле за полночь, чтобы встретиться с теми, с кем мы вместе воевали у Дола. Мы тогда были молоды, мы легче пережили войну, и легче сходились с эвайл из низших Домов, особенно там, под топорами орков. Война была такой очень опасной и сложной игрой, но мы участвовали там все вместе, и оказалось, что обычные эвайл ничуть не отличаются от высокородных, у них тоже есть честь, есть, что защищать, есть свои тайны, мечты, песни.
А мои товарищи отказались. Не из страха нарушить запрет и быть наказанными. Не из усталости: после Битвы у Дола орки уже и не думали подходить к нашим границам так близко, патрули были во многом условными, и нетрудными.
А просто им не хотелось общаться с низшими. Это было... недостойно детей высоких Домов.
Быстро же они забыли, как эти самые "низшие" выручали нас, так же, как и мы их.
Меня ничего не держало. Я размышляла всю ночь, а под утро всё-таки нашла патруль "низших" эвайл, сердечно попрощалась с каждым, кого знала после войны, и передала тёплые слова всем, кого не было тогда в группе. Мы не поклялись, что, если встретимся снова, то станем делать какие-то специальные жесты, мы не клялись искать друг друга в большом мире, нет. Просто пообещали друг другу остаться близкими, верными. Не смотря на разницу в "качестве" крови и происхождении, в том, что случилось или ещё случится. Они не уговаривали меня остаться, они всё понимали. У них были их Дома, пусть бедные и не слишком уважаемые. А я, если буду продолжать водиться с "низшими", попаду в немилость у себя в семье. И другие Дома не заступятся, не примут меня к себе, особенно равные, а в низших мне своей никогда не бывать.
Утром я пришла в зал, к креслу главы Дома, по левую руку которого занимал своё место мой отец. Я нарушила все традиции, перечислить которые я их сейчас не смогла бы. Молча отрезала свои волосы и сложила пряди у ног отца. Потом развернулась и ушла, не прощаясь с матерью и другими родичами. Наставник мой знал об этом, и даже, кажется, помогал в чём-то. По крайней мере, мне смутно казалось, что меня должны были бы преследовать и убить, как отщепенку, опозорившую Дом.
Но этого не случилось.

И кто же я теперь?
____________
*самоназвание эльфов

2009-11-01 в 17:02 

Дон М.А.Гарибальди
В доме было тихо. Как-то даже слишком. Мысленно обругав себя – ну почти ж ночь на дворе, чему удивляться? – тем не менее, я подобрался, проходя по коридору мимо того места, где на нас нападали проклятущие рога. Впрочем, сейчас коридор выглядел вполне мирно, никто и ничто не собиралось на меня кидаться. И все же в воздухе ясно ощущался запах... грозы? Было бы понятно, если бы я уловил его во дворе, но здесь, под крышей... что-то моя паранойя опять разыгралась. Мрачно усмехнувшись, я потопал в кухню.
Там никого не оказалось, похоже, придется своевольничать. Ладно, уж кружку чая после холодного двора мне простят. Вспомнить бы только, откуда достают эти самые кружки, да и чай просто так на столе не валялся. Поставив чайник на огонь, я немного подумал, оглядывая шкафы. Зря грохотать дверцами не хотелось. Первая попытка стала успешной: судя по знакомому аромату, это были именно те травы, которые наша хозяйка добавляла к основной. Отмерив на глаз, я покидал в заварной чайник всего понемногу и снова замер в нерешительности – куда теперь? Пожалуй, логично будет заглянуть в буфет. Даже если не кружки, то что-нибудь съестное точно найду...

...Дверь открывалась медленно, натужно и беззвучно, словно не хотела допускать к своей тайне, но так же не хотела потревожить того, кто мог случайно услышать скрип или малейший вздох. Шкаф неожиданно оказался темным и глубоким, в первый момент можно было подумать, будто он абсолютно пуст, но рука сама потянулась к темно-темно-синей, почти черной ткани, осторожно отодвинула ее в сторону, и по глазам больно резанул металлический блеск. Шпага. Очень простая. Как говорится, без вывертов. Если не считать тонкой серебряной нити в оплетке ножен и герба на эфесе, рисунок которого, похоже, был идентичен чеканке на застежке плаща. Цвета, линии и все та же причудливая серебряная вязь указывали на то, что владелец принадлежал минимум к двум известным родам... это если без учета предыдущих поколений. Внутри стало пусто и тоскливо. Блеск оружия гипнотизировал, рука тянулась дальше, не в силах противиться желанию прикоснуться, хотя бы на миг ощутить холод металла, такой же, который медленно сковывал сердце. Зачем? Для чего мне это нужно? Почему так важно поймать именно это ощущение? И почему именно сейчас? Картинка вдруг подернулась туманом, поплыла, а глаза мерзко защипало. Горло сдавило невидимой петлей, и я судорожно сглотнул, хотя откуда-то знал, что это не принесет облегчения, скорее, наоборот.
Послышалось шевеление, будто кто-то ворочался в кровати за моей спиной. Я резко дернул дверцу и захлопнул, больно прищемив себе пальцы...


Закипающий чайник тихонько пыхтел, вторя моему злобному шипению. Одной рукой я намертво вцепился в дверцу буфета, другой отчаянно тряс в воздухе – что и говорить, пальцы отшибать я был мастер! Чайник почти закипел... сколько же я простоял здесь столбом? Осторожно потянув дверцу на себя, я без труда открыл ее и увидел внутри на полках аккуратные ряды посуды. Часть кружек, разумеется, тоже обитала здесь.
Пока я возился с вожделенным согревающим, мысли в голову лезли самые разные. Например, о том, почему я вдруг оказался на месте Марты, ведь это она тогда – кстати, когда? – прищемила руку, да так, что не смогла удержать слез. Помнится, утешать ее пришлось долго, хотя обычно она не распускала нюни по пустякам, значит, действительно было больно. Теперь, однако, ситуация предстала в совершенно ином свете. Своих вещей у меня было не много, все они замечательно помещались в комоде, потому я никогда и не интересовался шкафом, который владелица держала крепко запертым. Выходит, потому и не знал о шпаге. И о плаще. И почему Марта прятала их от меня.
- ...и где я, черт подери, научился читать гербы, - закончил я уже вслух.
Кружка благоухала травами и даже, вроде бы, какими-то ягодами. Вдохнув, я обернулся на звук шагов и обескураженно развел руками:
- Извини, никого не было, пришлось хозяйничать самому. Составишь компанию?

2009-11-03 в 20:20 

Мора Дайне
Полудемон
- Если ты не против.
Усевшись за стол, я сложила на нём руки и опустила голову поверх. Оставаться и дальше в пустом зале оказалось невыносимо. Слишком о многом надо было думать и слишком многое понимать… а хотелось просто выть дурным голосом. Компромисс в виде ненавязчивой вечерней беседы выглядел единственным верным решением. Хорошо что статус хозяйки позволял мне больше спрашивать, нежели отвечать.
С другой стороны, я чувствовала ответственность за всё то, что приключилось с нами в Мердоу. Конечно, можно было долго рассуждать о том, что участие Истаморн и Юджина в демонической междоусобице не более, чем просто череда кошмарных совпадений… Но неужели у меня не хватило бы сил вышвырнуть гостей куда подальше и рисковать своей собственной шкурой?
Впрочем, я вспомнила, что ровно то же самое хотел сделать со мной Берт. И я восприняла это предложение отнюдь не с радостным согласием. Так почему мои новые друзья должны были реагировать иначе?
Всё как-то слишком запутанно.
- Слушай, Юджин, - повернув голову, я посмотрела на тактично молчавшего человека, - та женщина, что помогала нам… она ведь твоя знакомая?
Мужчина кивнул, и я продолжила:
- Как-то нехорошо получилось: для нас столько сделали, буквально вытащили с того света, а мы её даже не поблагодарили. Ты бы мог дать мне адрес этой доброй леди? Думаю, надо написать письмо, хоть как-то выразить признательность. Быть может, я смогу ей чем-то помочь? Деньгами или… - я на миг призадумалась, потом улыбнулась: - книгами. Здесь хорошая библиотека, есть очень редкие тома по медицине и гербологии. Это меньшее, что я могу предложить за её помощь.
Вот так вот лучше. Не в моих привычках оставлять неоплаченные долги, а знахарка действительно сделал для нас очень и очень многое. К тому же мне всё равно требовалось написать Берту, а магическому вестнику без разницы: нести одно письмо или целую дюжину.
Странно, но я почему-то не сразу подумала о том, что это город и его жители в долгу у нас, а не наоборот. Всё-таки именно мы остановили чудовищ у стен Мердоу.
Или наоборот, привели их туда?
Боги, ну и как тут разобраться?!

URL
2009-11-22 в 16:32 

Anda
A drawer & a honest art-thief.
Трудные мысли никуда не делись, просто шли своим чередом, пока я заканчивала прогулку и возвращалась к Поместью. В конце концов, куда практичнее было подумать о том, что творится прямо сейчас. Однако, проблемы демонов меня занимали мало — то есть, ужас, конечно, но он не пугал, просто заставлял собраться. Я ничуть не ощущала, что втянула в эти неприятности против воли, и искренне радовалась, что смогла помочь...
Темнота меня не смущала. Ночь была спокойна, птицы тихо переговаривались, в траве шуршали грызуны и всякие мелкие твари. Травяные и древесные духи шептались полусонно. Поместье выглядело уютным и обжитым, пусть и светилось собственной магией, которую не всякий назовёт приятной. Мне — нравилось. Это было какое-то честное место. Взять Духа — конечно, он хитёр, но при этом откровенен в своих порывах. Мора — исключительно справедливая юная леди, сдаётся мне, это у неё от отца, и не слишком характерно для демонов. Юджин... для человека отчаянно храбр, и тоже чистосердечен, что редкость. Сдаётся, у него полно своих тайн, и это очень правильно. Что ж, это место я, по крайней мере, искренне хотела защищать.
Уже во внутреннем дворе, пройдя за ограду, я остановилась. Окна кухни истекали мягким светом; немного напрягая внимание, я нашла там и Мору, и Юджина. Тем не менее, я не спешила к ним. Немного задержавшись у куста облепихи, одичавшего и разросшегося, коснулась его ветвей, избегая колючек. Помолчала, вслушиваясь, в сад и в себя. Впереди лето, то, что я затеяла, хорошо бы сделать на самом пороге весны. Но, если не сделать сейчас, кто ж знает, где я буду следующей весной? А Поместье заслуживало подарок. Здесь я поняла, что у меня по крайней мере может быть дом.
Поэтому я собралась с силами и заговорила с садом. Никто ничего не услышал бы, выйди он во двор, да и не увидел бы. Зато я заметила нескольких пикси, выбравшихся из-под треснувшего фонтана. Каштан в дальнем углу согласно качнул ветвями, дерево было молодое, перемены воодушевили его. Возле источника демонской магии лесное колдовство выглядело несколько иначе. Но, раз тут что-то растёт, то и нужные силы имеются.
Сад не изменился неузнаваемо, и не изменится, скажем, к завтрашнему (уже сегодняшнему) утру, и не через пару дней. Но постепенно он лишится запущенности и обретёт былой уют. Я видела, что при прежних владельцах за садом ухаживали. Может, без характерной для эльфов трепетности, но заботливо и со знанием дела. Осталось достаточно многолетних цветов, спрятавшихся в сорняках — когда последние подвинутся, первые смогут снова цвести. Плодовые деревья тоже следует освежить, убрать старые ветки и расчистить землю вокруг стволов — с этим и мелкие духи справятся. В конце концов, не обязательно всё делать своими руками: если договориться с духами и во время приносить подношения, всё будет сделано ничуть не хуже. Может, немного медленнее, но зато в нужном ритме.
Я была довольна собой. "Глухота" снова подступила, но я знала, что, во-первых, дело я сделала на совесть, а во-вторых, и так давно не тренировалась. Кажется, пора браться за ум и восстановить в памяти всё то, чему меня учил Наставник. То, что я отщепенка — не повод терять ценные навыки.
С таким примерно настроением я и отправилась на кухню, дабы присоединиться к друзьям. Чашка горячего чая, и немного перекусить — то, что нужно после ворожбы.

2009-11-22 в 17:27 

Дон М.А.Гарибальди
- Спасибо, Мора.
Я пододвинул кружку хозяйке, а сам полез в шкаф за другой; поколебавшись, достал две, скоро ведь Истаморн вернется, вдруг тоже захочет погреться, все-таки на дворе и в лесу свежо.
- Марта вряд ли за что возьмется, если не считает это нужным, так что особых благодарностей в таких случаях и не ждет. Денег ей лучше не предлагать, она стесняется брать, ведь на базаре поторговаться – это ж совсем другое, да и хватает нам, в общем-то. Вот будь вы кем-нибудь из тех, которые в магистрате сидят, - я невольно усмехнулся, - выставила бы счет, как в гостинице, за каждую травинку. Просто из вредности. А почитать она всегда будет рада, особенно если по травам и лечению, ну, или по кухне что-нибудь особенное, с хитринкой.
Где-то над нашими головами раздался странный звук – то ли что-то упало, то ли кто-то не слишком аккуратно бухнулся на кровать или еще куда. Я покосился на шкаф с посудой. Как-то совершенно забылось о существовании еще одного обитателя Поместья. Довольно бесцеремонного, кстати. Может, имеет смысл сразу четыре кружки на стол выставить? Мало ли...

2009-11-22 в 23:45 

Мора Дайне
Полудемон
Я благодарно кивнула, утыкаясь носом в чашку. Нет, все-таки прав был отец, когда решил привечать каждого забрёдшего в поместье путника. Наличие гостей, так уютно шебуршащихся на твоей кухне, действовало успокаивающе. После всех злоключений дня минувшего мне это было просто необходимо. Вот только кроме гостей в этом доме были и другие постояльцы, демонстрирующие недовольство моим ими пренебрежением.
Вслед за Юджином я поискала глазами источник шума, не особо надеясь его обнаружить. Если бедокурил кто-то из обитателей, то находиться он мог в любой части дома – на распространение звука местоположение не влияло. А вот сам факт странной активности заслуживал внимания. Вспомнился один из первых дней в поместье, когда схожим образом меня вызывал на разговор Ашель. Тогда всё закончилось неожиданной потасовкой – не самое приятное завершение ночи.
Нет, в то, что нынче шалит Дух, я не верила. Но и кроме него здесь хватало призрачных существ, пускай не столь могущественных. Они следили за домом, заботились о комфорте гостей, жили здесь сами. И с ними следовало наладить контакт.
Но позже.
- Не обращай внимания, - заметив, что человек всё ещё оглядывается по сторонам, я поспешила успокоить своего друга. – Хранитель нас сегодня не посетит, хватит с него моего общества. А остальные «соседи» достаточно безопасны. Уж в тюрьму-то точно не запихнут.
Да уж, получилось не смешно и грубо. Я поспешила сменить тему:
- Спасибо за информацию. Я завтра напишу Марте, если успею подобрать что-нибудь в библиотеке. Не хочешь передать весточку? Сообщить, что нормально добрался, что тебя здесь не кусают злобные демоны? – Покачав головой, я хмыкнула. И откуда только взялась эта язвительность? Кошмар какой-то.
Обдумать мысль со всех сторон не удалось: в этот момент за моей спиной скрипнула дверь. Вот и Истамор объявилась. Хорошо. У меня как раз созрело несколько мыслей по поводу планов на ближайшее будущее, если мои гости собираются провести его здесь, конечно же. Приближалась середина весны: через несколько недель дороги подсохнут и будут пригодны для дальнейшего путешествия. Наверняка и эльфийка, и человек куда-то направлялись, а мой дом лишь случайно встретился у них на пути.
И это тоже надо было учитывать.

URL
2009-12-01 в 16:46 

Anda
A drawer & a honest art-thief.
Дом был довольно тих и спокоен. Отследить Духа я не могла, ну или почти не могла, во-первых, "глухота", во-вторых, он был как бы везде и нигде конкретно. Обитатели помельче занимались своими делами. Я хотела было заглянуть к камину, посмотреть на огненных ящериц, но отложила это развлечение. И вскоре прибыла на кухню, где уже воцарялась уютная обстановка: меня уже дожидалась кружка, да и Мора с Юджином не были обделены. На столе обнаружилась корзина с лепёшками, что окончательно подняло бы мне настроение, если бы не некотрая напряжённость, так и висевшая в воздухе.
— Хорошо вас тут найти, — от души заметила я, присаживаясь за стол. Немного подумав, обернулась к Море. — Я тут позволила себе немного озаботиться садом, думаю, никто не будет против. Его теперь в покое оставить на неделю, а дальше уж всё своим чередом пойдёт, всё-таки, скоро середина лета...
Разговор не слишком-то клеился, и я замолчала. Кажется, хозяйка сама хотела нам что-то сказать. Да ещё Юджин был как-то напряжён... Я ещё раз "осмотрела" дом, пробираясь через туман "глухоты". Вроде бы, всё в относительном порядке...

2009-12-31 в 19:34 

Дон М.А.Гарибальди
Да уж, насчет тюрьмы Мора верно подметила, что и говорить. За последние пару дней мое мнение о людях, и без того не слишком высокое, упало вообще куда-то в яму, из которой пока не желало даже носа показывать. Конечно, нельзя всех под одну гребенку грести, что людей, что не-людей, но именно благодаря людям впечатления от последней поездки и всего, что довелось пережить, в общей куче ощущались ну очень странно.
- Написать – это мысль. Спасибо, что подсказала, - я откусил очередной кусок вкусной лепешки и задумался.
Только как, спрашивается, может выглядеть записка? "Дорогая Марта, у меня все хорошо, добрались нормально, да и вообще здесь поят, кормят и привечают каждого встречного, как родного, так что не будем о ерунде, а мне вот безумно интересно, кому принадлежат плащ и шпага, которые ты так старательно от меня прячешь..." И так далее в том же духе. М-да. Лучше уж вовсе ничего не писать, а о странном видении расспросить при личной встрече. Как-нибудь потом. Что-то подсказывало, что так будет правильнее. Кстати...
- А как ты думаешь доставить послание? Почту ж здесь никто не носит, значит, надо кого-то отправить.
"Точно. И тогда я мог бы..." Но под взглядом обеих девушек невольно запнулся.
- Или снова будут чудеса?

2010-01-07 в 19:48 

Мора Дайне
Полудемон
– Будут, – кивком поприветствовав присевшую к столу Истаморн, я улыбнулась человеку. – По другому с почтой не управишься – не открывать же портал из-за каждого письма! Так никакой магии не хватит.
Упомянув о недавно проведённом ритуале, я коснулась пореза на руке. Кровь уже остановилась, но рана всё ещё саднила, напоминая о приключениях последних дней. Да уж, досталось нам всем, однако мои гости держались просто великолепно, можно было только восхититься их выдержкой. И безрассудством: после всего пережитого вернуться в дом демона… Для этого надо быть сумасшедшим.
– Я могу… сотворить небольшого посыльного, он передаст наши письма и вернётся через пару дней с ответами. Так что, если вы оба хотите с кем-нибудь списаться, то можете обращаться ко мне – помогу.
Вновь раздался знакомый шорох, прерывая мои слова. Быстро оглядев друзей, я сердито покачала головой и вздохнула. Да, завтра надо будет всем этим серьёзно заняться…
– А пока мне хотелось поговорить немного о другом. – Передвинув стул так, чтобы одновременно видеть лица обоих гостей, я забарабанила пальцами по столу. Требовалось озвучить своё предложение как можно аккуратней, чтобы меня не поняли неправильно. – Как я понимаю, мой дом лишь случайно встретился у вас на пути. Каждый пробирался своей дорогой, так? И наверняка у ваших путешествий были некие конечные цели; нахождение же в поместье не приближает вас к ним ни на шаг. Поскольку я являюсь косвенной причиной этой задержки, то мне хочется знать: планируете ли вы остаться или уезжаете?
Нет, всё-таки речи – не мой конёк. Это всё звучало так, будто бы я пыталась выгнать своих гостей. Хотя именно этого мне хотелось меньше всего.
– Я буду рада и дальше предоставлять вам крышу над головой, этот дом всегда открыт для гостей. Но, если вы захотите остаться, нам придётся изрядно поработать, чтобы привести его в порядок. Здесь не было нормальных жильцов почти десять лет, и мне даже страшно представить, во что превратилось поместье за эти годы. Благодаря твоим заботам, – я взглянула в глаза эльфийки, – к лету мы обзаведёмся прекрасным садом. Но сама усадьба требует ремонта и уборки. Я понимаю, что вам проще будет уехать, чем помогать мне с моим же домом. Поэтому я не хочу, чтобы вы оставались здесь исключительно из чувства благодарности. Вы мне ничего не должны, я вам – тоже, так что поступайте так, как действительно нужно. Можете не торопиться с принятием решения – пока не закончатся дожди, вам лучше не покидать этого места. Так что подумайте о моих словах, хорошо?
Склонившись к почти остывшей чашке, я хмыкнула. Получилось сбивчиво и запутанно, но мои новые друзья были довольно сообразительными… существами. Я надеялась, что они поймут меня правильно.

URL
2010-01-17 в 19:19 

Anda
A drawer & a honest art-thief.
Я покрутила в руках кружку, честно размышляя над словами хозяйки. Для меня решение было совершенно очевидным, и я даже радовалась, что вопрос прозвучал сейчас и так. Конечно, я чувствовала, что прогонять нас Мора не собирается, а в остальном...
— Если я и собиралась куда, так это к горизонту и дальше, — усмехнулась я. — Идти мне некуда, едва ли эльфы других городов примут меня лучше, чем в Мердоу.
Невольно вспомнился тот тощий высокий эльф, с которым я просидела на берегу моря почти пол суток... Но я постаралась вернуться к теме.
— Что же касается поработать — буду рада, правда. Я, признаться, только и ждала, когда мне разрешат, — я легко усмехнулась, — дом пусть и не мой, но он красив и ладно выстроен, так и хочется навести в нём настоящий порядок. Только... Я плохо понимаю местных, ну, жильцов, этих странных существ, которые поддерживают хозяйство. И остаётся, конечно, Ашель...
Я даже осмотрелась, словно готовясь найти признаки недовольства Духа или увидеть его где-нибудь возле комода или за порогом кухни.
— Дело не в опасениях, — добавила я, — а, скорее, в правилах хорошего тона. С которыми мне бы хотелось быть знакомой лучше. Но это вопрос уже детальный, а так. Я бы с удовольствием осталась и приняла участие в уборке, это мне будет в радость.
Похоже, я тоже разучилась говорить. Мора переживала, что это она показалась резкой, а сама я переживала, что ответ покажется слишком бодрым, мол "Дайте путнику воды, а то так есть хочется, что и переночевать негде". С другой стороны, в моём случае эта фраза была чистой правдой, а от работы отлынивать я не собиралась, это точно. Починкой треснувшего фонтана могли бы заняться духи растений, а я сама вполне была способна к шитью и мелкому ремонту, не говоря уже о простой влажной уборке. Здесь никаких проблем, и мне действительно хотелось, чтобы такая уютная и добротная постройка выглядела лучшим для неё образом.

2010-01-17 в 20:28 

Дон М.А.Гарибальди
Сложно было понять, что на самом деле чувствует хозяйка поместья, но в одном я был уверен, и ошибиться не хотелось бы: она не пыталась отправить нас отсюда подальше, не стремилась остаться одна в этом месте, иначе зачем ей возиться с нами, помогая снова вернуться сюда после городских стычек? Несмотря на то, что это был ее дом, куковать тут в одиночку в нынешних обстоятельствах было бы слишком грустно, а помощь в ремонте не помешала бы, это уж точно. И пусть мы были гостями, некоторые обязательства у нас все же появились, хотя бы потому, что никто нас сюда не звал, сами забрели.
- Когда я путешествую, моя единственная цель – пожить подальше от города. Слишком уж там шумно. Возвращаться мне некуда, а других мест не знаю или не помню, так что визиты наносить тоже некому. Проще говоря, я никогда и никуда не тороплюсь. Кстати, раз уж зашел разговор, куда ты хочешь деть ту огромную кучу мусора? Если покопаться в конюшнях и найти какую-нибудь тележку, с лошадью всяко сподручней будет, чем на своем горбу. Да и крыши подлатать могу, если что.
"И уж конечно, в свете последних событий в городе лучше находиться ближе к нему, чем дальше..."
- Утро вечера мудренее. Думаю, каждому найдется дело. А... - я указал взглядом на потолок, надеясь, что меня поймут без дополнительных пояснений, - он не будет возражать? Не хотелось бы доставлять тебе новые неприятности.

2010-01-18 в 13:54 

Мора Дайне
Полудемон
Гости в своих ответах оказались на редкость единодушны, и меня это несказанно обрадовало. Нет, я бы пережила и одиночество (хотя говорить о нём, имея под боком Хранителя, было несколько опрометчиво), но компания необходима даже демонам. Хватит, наездилась по свету, гоняясь за отцом; теперь можно было пожить нормальной привычной жизнью.
- Ну вот и славно, - подвела я итог этой части беседы. – Работа найдётся для всех, дел тут и вправду навалом. А что касается Ашеля… Сразу он, конечно же, не успокоится, об этом даже мечтать не стоит. Мы – демоны – народ упёртый, а уж мёртвый демон, рехнувшийся от одиночества… сами понимаете. С другой стороны, если Дух до сих пор вас не поубивал, то вряд ли он захочет это сделать в ближайшем будущем.
Я не стала озвучивать все свои мысли. В конце концов, вряд ли моим гостям понравится, что Хранитель считает их своими игрушками, которые забавны лишь пока живы. Возможно, это было излишне самоуверенно, но я рассчитывала в скором времени переломить эту ситуацию. Надеяться, что Ашель вдруг зауважает моих новых друзей, было бы явной ошибкой, всё-таки он демон до мозга костей, но вот смириться с их присутствием ему придётся. По крайней мере, я догадывалась, как его заставить.
- Но кроме него здесь есть и другие обитатели. – Перевернув пустую чашку, я постучала согнутым пальцем по её дну. – Думаю, вы их уже видели – наши призраки, следящие за домом и хозяйством. Если вы действительно хотите остаться в поместье, то вам придётся познакомиться с ними. Лучше всего – подружиться. Потому что иначе они сделают ваше существование здесь невыносимым. Нам же этого не надо, так? Следовательно завтра я постараюсь организовать встречу. Не возражаете?
Я очень надеялась, что гостей не вспугнёт такая поспешность, ибо у меня были крайне веские основания не затягивать это знакомство. Обитатели поместья не так опасны, как Ашель, но… Мне вспомнился один бедолага, решивший ограбить наш дом воспользовавшись гостеприимством хозяев. Когда отец нашёл его, то от здорового крепкого мужика остался пускающий слюни идиот. Что с ним стало дальше, я не интересовалась, но сей эпизод в памяти засел накрепко.
И его повторение в данной ситуации я считала недопустимым.

URL
2010-01-26 в 20:45 

Anda
A drawer & a honest art-thief.
Деловитый тон Моры мне сразу понравился. Даже если бы она предложила нам начать немедленно, я бы не стала сопротивляться, хотя, час был поздний. Однако, любим мы вести полночные беседы.
- Конечно. чем скорее нас примут за своих, или хотя бы за не-чужих, тем лучше будет всем. А раз мы так единодушно решили остаться, - я улыбнулась Юджину, - значит, определяться надо сразу. И... мне действительно любопытно будет поближе их узнать, уж больно они странные, необычные... для меня, - добавила я из соображений вежливости.
Я задумалась немного, и всё-таки сказала то, что давно уже следовало сказать, да всё как-то не случалось:
- Передать не могу, как я рада, Мора, что твой дом оказался на моём пути.

2010-04-24 в 18:50 

Дон М.А.Гарибальди
Сначала демоны, теперь призраки.
При других обстоятельствах я бы, наверное, пугался или, уж как минимум, очень сильно удивлялся, но после всего, что произошло в городе, перспектива знакомства с какими-то привидениями меня абсолютно не взволновала. Внутренний голос, правда, предостерег, что не следует относиться к этому слишком легко, однако после виденных нами чудищ... ну, в самом деле, с трудом верилось, что может существовать кто-то еще более страшный. К тому же, мы все снова порядком утомились, и я, если честно, с трудом сдерживался, чтобы не зевать во весь рот.
- Призраки – значит, призраки. Ты права, Мора, утро вечера мудренее. Завтра так завтра. А сейчас... девушки, надеюсь, вы меня простите. Пора на боковую.
Пожелав спокойной ночи, я неторопливо похромал наверх, и к моменту, когда добрался до кровати, единственным четко оформленным желанием было не видеть снов. Вообще никаких.

2010-04-25 в 17:34 

Мора Дайне
Полудемон
Благодарно кивнув друзьям, я поднялась из-за стола и отнесла свою чашку к мойке. Сонливость навалилась на загривок тяжёлой ношей, подгоняя скорее закончить с делами и отправиться спать. Я не стала противиться этой воле.
– Хорошо, полагаю на этом и закончим. Завтра нам предстоит насыщенный день, а пока что можно немного отдохнуть. Думаю... да, к полудню встретимся здесь. Отоспимся потом, когда вы познакомитесь с другими жителями моего дома. Так что постарайтесь не проспать, ладно? Хорошей ночи.
До своей комнаты добралась уже полусонная, ещё по дороге начав стягивать одежду. Кое-как зашвырнула получившийся тряпичный ком на стул, рухнула поверх покрывала, даже не обратив внимание на протестующе занывшие царапины, и закрыла глаза. Сон догнал быстро, помедлив всего минуту-другую: я только и успела переложить на тумбочку попавшее под руку письмо отца. И слава всем богам, что мне ничего не снилось.

URL
   

Тёмное Поместье

главная