Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:35 

День восьмой, ночь – день девятый. Мердоу. Город, окрестности, тюрьма.

Мора Дайне
Полудемон
Дождь и не думал кончаться. Это я поняла как только проснулась и взглянула в начале на часы , а потом и за окно. Почти полночь? Неплохо поспала… Берт, святая душа, не стал меня будить, хотя разговор был назначен на десять. Ничего, у нас была впереди вся ночь. Бесновавшаяся за окном гроза сводила на нет все планы.
Хозяин дома обнаружился в каминном зале. Инкуб уютно устроился в кресле, поставив на пол початую бутылку вина, а на подлокотник кресла – раскрытую книгу. Меня он то ли не заметил, то ли просто не подал виду, продолжая задумчиво глядеть на огонь. Остановившись в дверях, я тихонько постучала ладонью по косяку.
- Доброй ночи, - не оборачиваясь, произнёс Берт.
- Добрый, - потоптавшись на пороге, я всё же прошла в комнату. Огляделась по сторонам, недовольно покосилась на кресла и устроилась прямо на полу, рядом с камином. – Поговорим?
- Выпьёшь? – вопросом на вопрос ответил хозяин.
Я отрицательно мотнула головой. Слишком уж свежи были воспоминания об устроенной нами в Поместье попойке. Сейчас само упоминание об алкоголе навевало мне лёгкую, но отчётливую дурноту.
- Зря отказываешься, - Берт вздохнул и наполнил свой стакан. – Такие разговоры на трезвую голову не ведут, иначе рехнуться можно.
- И всё же я рискну. Давай, начинай уже…
«Начинать» инкуб и не думал. Так и не притронувшись к вину, он отставил бокал в сторону, поднялся с кресла и устроился рядом со мной, прислонившись плечами к столбу камина. Я удивлённо вскинула брови, но комментировать ничего не стала. Мало ли у кого какие причуды.
Прошло ещё несколько минут. Молчание Берта начинало раздражать, и я уже подумывала о том, что стоило бы его подтолкнуть. Но ровно в этот момент хозяин и заговорил:
- Знаешь, сейчас неспокойно.
Короткая фраза вместила в себя слишком много событий. Сбоку полыхнуло, но скорее на ментальном плане, чем в реальности. Короткое дуновение ветра, дрогнувший язык пламени… Движения инкуба я не уловила, а потом стало слишком поздно.
Когда Берт прижал меня к полу, я уже успела перекинуться. Но даже в своей демонической форме мне нечего было противопоставить его боевой. Инкубу, в отличие от меня, больше повезло с наследственностью, он почти ни в чём не уступал своему отцу-Охотнику. На четверть Высший, хозяин дома лёгко мог справиться и с более сильным полукровкой, чем я. Что с лёгкостью сейчас и продемонстрировал.
- Что это значит? – хрипло рыкнув, я ухватила горло Берта когтистой лапой. – Сдурел?
- Прости, - осторожно отведя мою руку в сторону, инкуб поднялся на ноги и помог подняться мне. – Просто хотелось проверить.
- Проверить что? – Форму мы сменили одновременно и теперь пытались привести в порядок свою одежду.
- Что ты действительно та, за которую себя выдаешь.
- Неплохо… - я даже присвистнула от удивления. – А что, у тебя были какие-то сомнения?
- У меня были причины сомневаться. – Недовольно оглядев дыру на рукаве, хозяин нахмурился.
- И как проверка? – Моя рубашка выглядела не лучше. Проклятье! Сменной-то у меня не было, а одолжить - не у кого. Придётся завтра утром покупать. – Не удалась?
- Почему это? – недоуменно переспросил Берт. – Вот если бы ты успела увернуться, тогда бы я начал сомневаться. А так всё в порядке: старая добрая Мора собственной персоной. Ты уж не обижайся, но со мной в скорости тебе ещё лет сто не тягаться.
Я кивнула, принимая информацию к сведенью. Действительно, обижаться на правду было бы нелепо. Инкуб был на два века старше меня, а уж во сколько раз опытнее – и думать не хотелось. Они с отцом дрались почти на равных когда я ещё на свет не родилась.
- Ты убедился, что я - это я, вот и славно. А теперь рассказывай, с чего ты стал таким паникёром?
- Внизу началась война, - медленно, тщательно выверяя каждое слово, произнёс Берт.
- Что? – должно быть, я хотела крикнуть, но у меня получился лишь хриплый шепот. – Ты шутишь?
- Если бы. К сожалению, это так. Смута, поднятая четыре века назад, не прошла даром. Дайн же рассказывал тебе, почему он переселился наверх?
- В общих чертах. Какой-то скандал, связанный с Властелинами.
- Этот «скандал», как ты выразился, - неожиданно сухо произнёс инкуб, - переполошил всю Преисподнюю. И аукнулся сейчас, когда предыдущий Властелин умер.
- Он действительно оказался нечистокровным?
- Именно что. Более того, сейчас внизу нет ни одного демона с качествами будущего правителя. По сути дела, там сейчас самая настоящая гражданская война. С одной стороны – поборники старого режима, ждущие появления наследника. С другой – «реформаторы», жаждущие встать у власти.
- А при чём здесь мы? – недоумённо помотала я головой. Обилие информации просто угнетало.
- При том, что обеим силам не терпится заполучить в свои руки Высших, способных родить нового Властелина. Первые хотят взрастить наследника, вторые – обеспечить свою безопасность. И сейчас вся Преисподняя охотится за ними в обоих мирах.
- Это бред. Я плохо знаю историю, но без Высших же погибнут все демоны.
- А им и не нужны все. Только три рода, роднившиеся с правителями. И твой род в этом списке, Мора, - Берт настойчиво посмотрел мне в глаза. – Побереги свою шкуру, девочка. Ты не нужна им напрямую, но Дайн – другое дело.
- Думаешь, из-за этого он и исчез?
Инкуб не ответил, и мне это не понравилось. Вначале Ашель, теперь – он… Сговорились они все, что ли? Меня не покидало ощущение, что от меня что-то скрывают.
- Ладно, не хочешь – не говори. Лучше посоветуй, как нам дальше-то быть, со всем с этим.
- Возвращайся в поместье и постарайся оттуда не высовываться. Мало кто знает об этих владениях твоего рода, а если кто и вспомнит, то ваш хранитель сможет защитить хозяев.
Я скептически хмыкнула. Дух? Защитить? Об этом можно только мечтать. То есть нет, конечно же, никуда из Поместья Ашель меня не отпустит, и убить тоже не даст. Но вмешается явно в самый последний момент. Радовать такая перспектива явно не могла.
- Мора, послушай, не вмешивайся ты в это дело. Добром это для тебя не кончится, уж поверь мне.
- Прости, - я виновато улыбнулась и развела руками, - не могу. Мне отца найти надо, а сидя дома этого не сделаешь. Тем более что тот, кто следит сейчас за Мердоу, может что-то о нём знать. Недаром они так активно зашевелились рядом с моим домом.
- Ты сама суешься в пасть дракону, - сердито произнёс Берт.
- Ничего не могу с собой поделать. Это у меня семейное.
Инкуб не ответил, зато переставил недовольно смотреть на меня. Несколько минут мы сидели в полной тишине, наблюдая за плясками огня в камине.
- Расскажешь обо всём своим друзьям?
- Ещё не знаю. Это будет опасно. Для них.
- А для тебя?
- Хватит, Берт. Я не отступлюсь.
- Как знаешь, девочка. Но побереги себя.
С этими словами хозяин покинул комнату. А я осталась у камина, дожидаться остальных и размышлять над своими поступками.

URL
Комментарии
2009-03-17 в 18:36 

Мора Дайне
Полудемон
Оклик эльфийки стал достойным и, чего греха таить, приятным завершением этого безумного утра. А убедившись, что и с четвёртым членом нашей маленькой компании всё в относительном порядке, я расслабилась окончательно. Даже заявление про мифических «наших» (и что понималось под этим словом?) уже не так пугало. Чем боги не шутят, может, закончится всё происходящее не так плохо, как начиналось?
***
К вечеру тюрьма зашевелилась вновь. Я-то надеялась, что это вернулась наша незваная помощница, раздающая арестантам волшебного вкуса снедь и чудодейственные лекарства, половину которых Берт уже успел испробовать на моих царапинах, но нет. Утром женщина пришла в компании всего одного стражника, а тут по коридорам затопала целая делегация. На слух я насчитала с полдюжины человек и четыре алебарды, стукающие древками о камни пола. Солидный караул, многое говорящий о статусе наших гостей.
Протерев глаза и растолкав задремавшего было Берта, я перебралась поближе к решётке. Говорили визитёры довольно громко, так что напрягаться, чтобы расслышать их слова, не приходилось. А вот понять…
- Прошу, сюда, - угодливый голос казался мне знакомым, кажется, это был кто-то из стражи. – Демонов мы посадили в наиболее охраняемые камеры, здесь же прочие нелюди и полукровки, их вы можете посмотреть потом. Кажется, кое-кто там выглядел весьма перспективно.
- Нас не интересуют бастарды, - и эти интонации звучали знакомо, я готова была поклясться, что говорил мужчина, «регистрировавший» меня день назад. – Толку от них?. Ни один Высший не клюнет на наживку такого уровня.
- Да-да, конечно, вы правы. Но, быть может…
- Хорошо, я взгляну на них. Но только после того, как разберусь с чистокровными.
В этот момент гости как раз проходили мимо нашей камеры, так что я смогла их рассмотреть. Семеро: четыре вооружённых стражника, пятый – обладатель подобострастных интонаций – один из начальников тюрьмы, тот самый регистратор и ещё один незнакомец. Он-то и привлёк моё внимание. Внешне человек-человеком: высокий, крепкого сложения, сорока-сорока пяти лет. Но складывалось такое впечатление, что ему неуютно в этом теле, что он вынужден смирять себя и подстраиваться под него.
Подошедший Берт окончательно развеял мои сомнения. Прислонившись к стене рядом с решёткой, он смерил проходящих настороженным взглядом и тихо, ни к кому конкретно не обращаясь, произнёс:
- Вот и гость с родины… Любопытные дела тут творятся.
- Что? – Я резко обернулась к инкубу.
- Этот красавец прибыл прямиком из Преисподней. Ты же видишь, он никак не освоится в человеческом теле – значит, редко или почти никогда здесь не появлялся. Судя по возрасту оболочки, крайне силён. Чувствуешь, они с твоим отцом чем-то похожи? С Высшими всегда так.
- Но что этот демон здесь оставил?
- Я не знаю, Мора. Могу лишь рассуждать. – Пересекши камеру, Берт опустился обратно на лежанку. – Логика не особо сложная, но голову на отсечение за её верность давать не буду.
- Не тяни, рассказывай. Всё равно, заняться здесь больше нечем.
- Мы знаем, что внизу неспокойно. У демонов нет правителя, и нет никого, кто может им стать в ближайшее время, по крайней мере, по закону и в согласии с традициями. Помнишь, я тебе говорил, что на близких к Властелинам Высших объявлена охота? Думаю, это она и есть. Одна партия хочет их переловить, чтобы не допустить появления наследника и, соответственно, установить новый режим. Вторая занимается примерно тем же, только для поддержания старого строя. А в результате в верхнем мире сейчас прячется куча представителей древних родов, скрывающихся от преследования с той или иной стороны.
- Но как всё случившееся могло способствовать их поимке? – Отойдя от решётки, я присела на край второй лежанки. – Не понимаю.
- Это-то самое простое, если знать… физиологию демонов.
- Ч-что? – я удивлённо заморгала, уставившись на инкуба. – Что ты имеешь в виду?
- Ничего плохого. Видишь ли, те твари, с которыми мы сражались ночью – наши естественные враги. Ну или природные, называй как хочешь. Суть в том, что любой демон чувствует этих зверей, как и они нас. А у Высших это чутьё обострено до предела, к тому же усилено чувством долга перед своим народом. Это уже давно стало инстинктами, на это их и ловят. Приводят к предполагаемому месту обитания дюжину-другую зверей и смотрят, кто выбежит их убивать. А чтобы увеличить свои шансы, сеют по городу панику – ту опасность, что мы почувствовали у меня дома, только демоны чувствуют её острее. Предупреждая твой вопрос: почему так сильно зацепило твоих друзей, я не знаю. Но могу догадываться, ведь магия Дайна чувствуется во всех троих. Да и Хранителя твоего дома - тоже.
- Чушь какая-то! – сердито буркнула я. – А если в городе не будет ни одного демона? Или эти твари сожрут всех защитников? Что тогда?
- Посторонние, полагаю, ищущих не интересуют. А для того, чтобы убить Высшего, требуется армия посерьёзней. Ты же видела, даже мы вшестером их раскидали меньше, чем за четверть часа.
- Но какой ценой?!
- Нормальной, Мора, нормальной. Все живы и приходят в себя, более-менее серьёзные повреждения остались только у твоего друга-человека и у тебя. Это не цена, ты уж не обижайся.
- Да я и не думала… - задумчиво теребя рукав слишком длинной рубашки, я склонила голову. – Тогда ещё один вопрос: почему нас забрали сюда, в человеческую тюрьму, вместо того чтобы проверить сразу?
- Не знаю. Наверное, не хотят привлекать к себе лишнего внимания. Или просто им лень тащиться сюда посреди ночи. Или хотели дать нам время оклематься. Или… Куча вариантов, но, боюсь, своими планами они с нами делиться не собираются. Но, признаться, мне это и не интересно. Ты же слышала, нас не тронут. Вот пускай быстрей «не трогают» и отпускают по домам. Я здесь устал…
Разделять сдержанный оптимизм своего друга мне было тяжело. К тому же из головы не шёл тот Высший, что ночью сражался вместе с нами и исчез за несколько минут до появления стражников. Выходит, он знал всю схему, но всё же рискнул помочь нам. А вдруг кто-то попросил его об этом? Например, отец…
За нами пришли довольно скоро. Под усиленным конвоем вытащили из камеры, поставили перед заезжим гостем и его помощником-человеком. И если первый одарил нас с инкубом лишь беглым взглядом, то второй не скрывал торжествующего любопытства.
- В них течёт кровь Высших, - довольно заявил он.
- И что с того? – демон презрительно пожал плечами. – Один – квартерон, вторая вообще помесь с человеком.
- Но помесь рода Дайне. Мы можем использовать её как приманку.
- Да хоть самого Властелина! Ни один благородный род не клюнет на такую мелочь. Человеческие полукровки… надо быть полным идиотом, чтобы привязываться к столь слабому существу. Нет, это бесполезно. Отпускайте их.
С этими словами нас вернули в камеру. А сопровождавший гостей представитель тюрьмы сердито глянул на нас и неохотно пробурчал, что через час всех выпустят. Каждого, кто участвовал в ночной потасовке. И пусть катятся на все четыре стороны, проклятые нелюди, - это он тоже сказал.
Я даже не знала, что по этому поводу думать.

URL
2009-03-22 в 20:25 

A drawer & a honest art-thief.
То, что я услышала и увидела за день, чрезвычайно разозлило меня. И раздосадовало — получается, не только в эльфийском обществе процветают лицемерие, возня за власть и полное неуважение ни к кому и ни к чему, кроме оной власти. Демоны ничуть не лучше, в таком случае, все предрассудки о том, какая из рас стоит выше на ступенях развития, теряют смысл. Все одинаковы, только на вид отличаются.
С другой стороны, есть мои друзья. Человек и полудемон. И они-то как раз выбиваются из общей массы. Именно поэтому я была полностью готова поддерживать их, и, если уж рисковать жизнью, то именно рядом с ними. Возможно, найти свой народ мне и не суждено, но вот найти свою "семью", близких по духу — уже получилось.
Когда в тюрьму явился этот странный "гость", я как раз приходила в себя, восстанавливая своё чутьё. Специально затем, чтобы получить от этого существа мощный заряд того, что я не хотела бы воспринимать. Безразличие, алчность, самодовольство... Сдаётся, в детстве ему не хватило любви... Если среди демонов это вообще не редкость.
И этот чиновник тюремный... столько страха. Как они все здесь боятся нелюдей! Вот Юджин, тоже ведь человек, и тем не менее, он куда более отважен, чем все, кого я видела здесь, и чувствовала во время атаки.
В общем, открытий было более чем достаточно, обдумывать их предстояло не один день.

Когда охранник открывал дверь моей камеры, я, перешагивая через всю накопившуюся слабость, мягко коснулась руки стражника, отдавая ему малую толику из накопленных во время песни сил. Он так боялся, нелюдей, смерти, боли, демонов, клинков... Кажется, этим людям нужна надежная защита и просто несколько лет спокойствия.

2009-03-22 в 22:58 

Дон М.А.Гарибальди
Взгляд зашуганного караульного затуманился, но почти сразу прояснился, став другим: парнишка по-прежнему оставался настороже, только смотрел теперь на арестованную не как на исчадие ада, а совершенно иначе – мягко, светло и даже с каким-то пониманием. Страх, терзавший каждого, кому доводилось охранять тюрьму в последние недели, не ушел окончательно, но хотя бы отступил на время... Убедившись, что никто из других стражников не может его видеть, он легонько пожал руку девушки в ответ и грустно покачал головой:
- Мне жаль, госпожа. Правда жаль.

***
Я не понял, когда заснул во второй раз. Запомнилось неприятное ощущение от повторного визита Руфуса уже после того, как он проводил Марту на выход. Зачем вернулся и к чему еще хотел прицепиться, мне было наплевать. Даже минимум шевелений отобрал в итоге кучу сил, а после своевременного и сытного завтрака тело и разум вновь потребовали отдыха. Так было всегда, и я не видел смысла противиться накатывающей дремоте. Любой ребенок знает, что во сне силы восстанавливаются быстрее, да и чем еще здесь заниматься? Понадоблюсь кому – разбудят. А если дело примет совсем уж крутой оборот... что ж, я живой, сытый, одетый и даже не особенно драный. И пусть ни черта не смыслю в магии, вышибить замок, а заодно и мозги из парочки тупых голов при случае вполне способен.

...- Ну, что скажешь?
Первая фаворитка герцога, уже начинающая потихоньку увядать, но по-прежнему пользовавшаяся неизменным уважением при дворе и благосклонностью своего господина, медленно крутила в руках бокал с шампанским и улыбалась, чуть рассеянно и вместе с тем обольстительно, как и полагалось даме ее статуса.
- Действительно неплох, - признал герцог. – Наблюдаю за ним с самого начала, но до сих пор поверить не могу в то, что вижу.
- Так каково будет твое решение?
- Ты сказала, он абсолютно ничего не помнит.
- Абсолютно, - подтвердила дама, смакуя каждый слог с таким же удовольствием, как и свой напиток.
- Тем не менее, за пару недель с легкостью превратился из дикаря в благовоспитанного вельможу.
Красавица пожала плечами, на минутку позволив себе расслабиться и выпустить так называемого телохранителя из поля зрения.
- Не забывай, он ведь не обучался этому с нуля, это вбито в него с рождения. Ему просто требовался толчок, чтобы направить в нужную сторону, а дальше...
- Что и требовалось доказать, - жестко оборвал герцог. – Вспомнил одно – вспомнит и другое. И тогда помоги нам господь, - прошептал он, не отрывая глаз от жены, скользящей по паркету в паре с "бароном".
Не только он наблюдал за танцем, как и за всеми прочими перемещениями заметно напряженного, но сохраняющего внешнее спокойствие и достоинство человека. Здесь каждый желал бы знать, что на самом деле послужило поводом для примирения двух заклятых врагов и воссоединения семьи, что заставило вспыльчивого гордеца удовольствоваться этой жалкой подачкой – баронским титулом, да еще принять в довесок одну из игрушек герцога, чуть ли не самую любимую, но потому ведь и обтрепанную... и кто на самом деле играет главную роль в этом фарсе... но каждому было под страхом смерти запрещено говорить об этом. Разумеется, они узнают. И даже быстрее, чем сами того ждут. Общество получит свою долю правды – той правды, которая выгодна ему, действующему правителю Холлорда.
- Нет, ну надо же, - едва слышно усмехнулся он. – Подумать только, где мы его ни разыскивали, а он все эти годы ныкался в Мердоу, можно сказать, под самым носом.
Фаворитка мысленно поперхнулась. Ныкался? Кто бы мог предположить, что герцог употребляет такие словечки! Ей стало смешно, но лишь на пару секунд. Потому что следующее слово было приговором:
- Убить.
- Он стоял напротив тебя, смотрел тебе в глаза, говорил с тобой – и ни одного проблеска!
- Ты можешь поручиться?
- Могу и поручусь. Хотя бы и своей головой. Тебе известно о моем даре. Если бы он что-то замышлял, я бы сразу почувствовала. Кроме того, ты лучше меня знаешь, как он несдержан. Он физически на это не способен. Вспомни он хоть что-нибудь, растерзал бы тебя в клочья тут же.
Герцог рассмеялся, беря ее под руку и увлекая в круг.
- Святая правда, грех спорить!
- Юлиан, будь милосерден.
- Милосердие – удел слабых, и тебе это известно лучше, чем кому-либо другому.
- Да, известно, - в голосе женщины отразилось недовольство, но она почти мгновенно взяла себя в руки. – Однако с ним произошло то, что выгодно всем нам. Он не просто лишился воспоминаний, он продолжает их терять. Я говорила с тамошними жителями: пройдет года полтора-два – и сегодняшний день будет вычеркнут из его памяти окончательно и бесповоротно. Он никогда ничего не вспомнит, а если даже это и произойдет, все равно не сможет доказать.
- Ты займешься этим лично. Сегодня же. Если он тебе так по душе, можешь побаловаться недельку-другую, разрешаю. Тем более, - улыбка герцога стала отвратительной, - официально вы все равно почти женаты. Но в конечном итоге мне нужен результат, и ты знаешь – какой.
...Я стоял прямо за их спинами, ни жив, ни мертв, а они даже не считали нужным понижать голоса. В ходе подслушивания я то и дело пытался выцепить в толпе того, кого они обсуждали, но он все время ускользал из поля зрения, несмотря на то, что был весьма заметной фигурой, да и роскошное платье герцогини выделялось на общем фоне и позволяло без труда следить за ними обоими. Отвечая на улыбки гостей, герцог с фавориткой под руку вышли на середину зала и присоединились к танцующим.
Нужно срочно что-то предпринять. Я не знал, кто этот человек и чем он так насолил хозяину праздника, но чувствовал, что обязан предупредить его. Однако это было проще сказать, чем сделать. Тот, чья память была так похожа на мою собственную, будто нарочно, снова куда-то исчез. Лавируя между людьми и поминутно извиняясь, я двинулся вперед. Шелка и бархат сливались в сплошной калейдоскоп ярких пятен, блеск драгоценностей резал глаза, от шума начиналось головокружение... вот снова мелькнул знакомый наряд с длинным шлейфом... нет, не она... и не он... да где же ты, черт тебя подери?!
Музыка заиграла быстрее. Какая-то пара со смехом подхватила новый ритм и буквально влетела в меня, едва не опрокинув. Девушка ахнула, вцепившись в кавалера, но зря опасалась – высокий мужчина с длинными темными волосами, небрежно перехваченными лентой, и держал крепко, и на ногах стоял твердо.
- Прошу прощения, – произнес он с легким поклоном и, видя мою оторопь, поинтересовался: - Мы знакомы?
Язык отказался повиноваться, скованный самым настоящим, первобытным ужасом: на меня смотрел тот, кого я знал всю свою жизнь. Чье отражение каждое утро видел в зеркале. Я сам...


Дрожь продернула с головы до пят и заставила вытянуться на лежанке, потревожив больную ногу. Это разбудило окончательно. Уткнувшись носом в свернутый под головой плащ Марты, я пару минут приходил в себя, успокаивая бешено колотящееся сердце, и только потом рискнул приподняться на локтях, прислушиваясь к нервным голосам в коридоре. Судя по количеству шаркающих сапог, арестантов навестила целая толпа, которая как раз собиралась уходить. Притом все довольно громко разговаривали, стучали алебардами, гремели замками, топали, как лошади... а я услышал все это только сейчас. Плохо, очень плохо. Сколько же времени они тут проторчали?
- ...рода Дайне. Мы можем использовать её как приманку.
- Да хоть самого Властелина! Ни один благородный род не клюнет на такую мелочь. Человеческие полукровки… надо быть полным идиотом, чтобы привязываться к столь слабому существу. Нет, это бесполезно. Отпускайте их.
Так-так. Значит, отпускать? Кого-то одного или всех сразу?
В коридоре снова воцарилась тишина. Стража еще что-то бурчала, но я не разобрал.

2009-03-24 в 21:12 

Мора Дайне
Полудемон
Нас действительно отпустили за пару часов до заката. Ни объяснений, ни извинений мы так и не дождались, да я и не хотела их. Оружие вернули, и на том спасибо. Берт, правда, побурчал на тему состояния клинков: и его мечи, и мою катану, естественно, чистить никто не стал, так что лезвия были покрыты какой-то засохшей воняющей дрянью. На что ему довольно популярно объяснили, как он может использовать своё оружие не по прямому назначению. Ответ инкубу не понравился, но пререкаться он стал: то ли не хотел опускаться до уровня матерной перепалки, то ли, как и все мы, устал от тюрьмы.
Дорога вышла долгой, да мы и не торопились. Не терпящим возражений тоном Берт заявил, что мы отправляемся к нему домой, а я особо и не спорила. Честно говоря, на других-то внимания и не обращала, только убедилась, что все живы-относительно здоровы и на ногах. А уж нормально поговорить можно будет и после того, как мы доберёмся до крова.
И всё же странно, что я в таком состоянии умудрялась замечать хоть что-то из происходящего вокруг. Когда мы отошли от здания тюрьмы на пару сотен шагов, моё внимание привлёк чей-то настойчивый взгляд. Обернувшись, я нашла и того, кто так активно глядел мне в спину. У самого угла, выводящего улицу на небольшую торговую площадь, стоял высокий мужчина в широкополой шляпе, сдвинутой на затылок. И хотя лицо незнакомца я видела всего пару раз и то мельком, не узнать его было невозможно. Тот самый Высший, что повстречался мне вчера днём, а потом и вовсе сражался вместе с нами у стен Мердоу! Но как?
Времени на размышления не было. Неопределённо махнув рукой Берту, начавшему излагать моим друзьям свои соображения по поводу задевшей нас охоты на демонов, я зашагала в сторону незнакомца. Тот и не пытался скрыться, даже прислонился плечом к стене, демонстрируя готовность ждать меня столько, сколько потребуется. И правда, после ночных сражений я была не очень быстрым ходоком.
- Добрый вечер, леди, - дождавшись, пока я окажусь рядом с ним, Высший коротко кивнул мне. – Рад видеть вас на свободе.
- Я тоже… рада вас видеть. – Прижавшись спиной к стене, я сжала виски ладонями и попыталась восстановить сбитое дыхание. Всё-таки мне изрядно досталось. – Могу я задать вам вопрос?
- Один?
- Для начала, - покосившись на замерших в отдалении гостей Поместья, которым что-то втолковывал инкуб, я уставилась на своего собеседника. – Кто вы?
- Друг Дайна, а, следовательно, и ваш друг.
- Вы знаете, где он? Где мой отец?!
Демон не ответил, лишь как-то странно улыбнулся. Кое в чём Берт был прав, все Высшие чем-то похожи… этот улыбался в точности как мой отец.
- Извините, Мора, я больше не могу задерживаться. Рад был с вами повидаться. Прощайте.
Я даже не успела ничего возразить. Он исчез так быстро, словно бы и не смешался с толпой, а растворился в воздухе. Мне только и оставалось, что бессмысленно смотреть на то место, что демон занимал ещё пару секунд тому назад.
А потом я развернулась и так же медленно вернулась к ожидавшим меня друзьям. Берт получил на свой невысказанный вопрос короткий кивок, остальные так ничего и не спросили, хотя им явно хотелось. Видимо, по моему лицу поняли, что сейчас я не в настроении вести долгие беседы. Вместо этого инкуб продолжил свой рассказ, развивая поднятую ещё в тюрьме тему. К анализу наших ночных приключений я прислушиваться не стала.

URL
2009-04-03 в 14:02 

A drawer & a honest art-thief.
Наконец нас выпустили из этих узких, душных застенок. Низкое небо с рваными облаками глядело равнодушно и прохладно, даже огонь заката не грел, только золотом скрашивал сырость, царившую на земле.
Народу на улице было не так уж много, из-за непогоды, конечно, зато и страх заметно поутих. Как будто бы скверные события и предчувствия покинули город, словно озираясь из-за плеча и обещая вернуться в неопределенном будущем. Впрочем, спокойствие — это вообще такая вещь, которую нельзя гарантировать. Нигде и никому, если только его нет в душе.
Не сказать, чтобы оно у меня было, да и странный собеседник Моры, исчезнувший так, словно не умел уходить обычным образом, не прибавили уюта. Однако, вымытый дождём Мердоу теперь казался просто старым усталым городом, даже несколько сожалеющем о слабостях своих жителей. Что поделать, это всего лишь слабые, уязвимые существа, что до них целому городу с его чешуей мостовых и мощным панцирем домов. Всё верно...
Против того, чтобы воспользоваться гостепиимством Брета ещё раз, я ничего не имела. Все устали, вымотаны пребыванием в тюрьме и прочими неприятностями. Чашка чего-нибудь горячего сейчас была бы как нельзя кстати.

2009-04-03 в 18:31 

Дон М.А.Гарибальди
Похоже, я был единственным, кому оружие не вернули, сказав, чтобы катился разбираться с этим вопросом "к своей ненаглядной фурии". Если что и удержало от намерения двинуть хаму в челюсть, то никак не скованность в движениях, а умоляющие взгляды враз побледневших Кастина и Руфуса, которые руководили нашим выдворением. Последнему за истекшие сутки наверняка не довелось вздремнуть и пары часов подряд... Смерив неизвестного мне наглеца многообещающим взглядом, я демонстративно сплюнул в грязь и потащился на выход вместе с остальными.
Странно, но, слушая рассуждения Берта, я даже не мог как следует рассердиться, а в голове никак не укладывалась одна деталь, о чем тут же спросил, как только в разговоре возникла небольшая пауза:
- Значит, таким образом они выманивают тех, кто, возможно, окажется им нужен. Предположим, вчера здесь остаетесь только вы. Или только Мора. Неважно, но кто-то один. И этого кого-то убивают. Об этом, как видно, не думают вовсе. Но тогда в чем смысл? Какой толк, если фигура окажется той самой, но погибнет? Для одной партии это, конечно, в плюс, но для другой... особенно, если другая и затеяла очередную игру в кошки-мышки. Наверняка узнать нельзя, но все же?..
Наблюдая за беседой Моры и неизвестного, я вновь поразился: как все-таки они быстро умеют исчезать, прямо испаряются в воздухе!

2009-04-07 в 00:17 

Мора Дайне
Полудемон
Когда я вновь прислушалась к словам Берта, он повторял человеку свои рассуждения о методах этой злополучной охоты. И об её целях. Инкуб явно был мыслями где-то не здесь, поэтому объяснения у него выходили спутанными и малопонятными. Вздохнув, я жестом попросила его утихнуть и попыталась рассказать всё сама. Не худший способ отвлечься от тяжких дум, воцарившихся после этой нелепой встречи с другом моего отца.
- Смысл? Юджин, ты забываешь, мы не люди, а демоны. Если долгую и нудную работу можно сделать быстро и эффективно, но при этом снеся пару-тройку случайных голов – так мы её и делаем. А уж тем более в сложившейся ситуации. Там, внизу, - приподняв используемую в качестве трости катану, я пару раз стукнула концом ножен по брусчатке мостовой, - никого не интересует, что в результате их поисков помрёт сотня-другая людей… или даже обычных демонов. Они ищут Высших, для которых наша «битва века» была бы просто разминкой. Их такими силами не убьёшь. Вот выманить – да, выманишь, это у нашей аристократии в крови.
Ненадолго умолкнув, я обвела друзей взглядом. Кажется, мне досталась на редкость внимательная публика.
- Ну а полукровки мой народ вообще не интересуют. Такие одарённые, как Берт, невообразимая редкость. Вот я – классическое «последствие» смешанного брака. Человеческая сила и выносливость, едва ли не худшая регенерация, зачатки магических способностей… всей-то корысти: чуть больший срок жизни да демоническая форма. Сам посуди, ну зачем мы Преисподней, если даже выжить там не сможем?
Я коротко хмыкнула, оценивая свои слова. Звучало будто жалоба, но я надеялась, что меня поймут правильно. Мне никогда и не хотелось быть полноценным демоном… ну, почти никогда: в такие минуты вспоминался отец, которому предстояло пережить меня на многие века. Но сейчас было не время думать на такие темы, к тому же мы почти вышли на улицу, ведущую к дому Берта.
В доме у хозяина нашлось немало дел. Отдав нам на растерзание кухню и примыкавшую к ней умывальню, сам он отправился проверять состояние своего жилища и конюшни. Судя по тому, что никто не встретил инкуба, два его помощника дали дёру как только узнали всю правду о своём нанимателе. А может просто сбежали, испугавшись ночных беспорядков. Я надеялась на второе, поскольку в противном случае в Мердоу Берту бы житья не стало. Мы уже успели убедиться, как именно здесь не любят демонов.
Получасом позже, смыв с себя тюремную грязь и вволю покопавшись в хозяйских шкафах на предмет чистой одежды, я засела в дальнем углу кухни, у самого окна. Есть не хотелось, спать – тоже, а с чего начинать разговор в голову не приходило. Так что я оставила право задавать вопросы гостям, а сама уставилась на успевшее потемнеть небо. Странно: ни намёка на дождь. Наоборот, виднелись высокие весенние звёзды, лишь изредка прикрываемые клочками облаков.
- Кажется, всё кончилось…
Я сама не заметила, как произнесла эту фразу вслух.

URL
2009-04-17 в 21:07 

A drawer & a honest art-thief.
Сейчас, в гостеприимном доме Берта, наконец, вернулось ко мне моё обычное спокойствие. Друзья мои тоже заметно приободрились, вернее — вернули себе умиротворённое состояние духа. Конечно, все мы устали, несмотря на то, что в тюрьме особенно ничего не делали... сидели, просто скажем. Кроме того, чисто физически было не так-то просто так скоро прийти в форму, после всего, что случилось. Но, кажется, Мора была права, по крайней мере, я не ощущала тяжести, какая была перед началом неприятностей. Как-то странно, малопонятно (для меня и, похоже, Юджина) ситуация разрешилась.
Вопросы, на которые мне, возможно, и захотелось бы получить ответы, куда-то разбежались. Кажется, на время, но сейчас я бы не сформулировала ни одного. Вместо этого мне явилось кулинарное вдохновение, благо, кухня Берта была оборудована неплохо, а запасы воодушевляли. В итоге, у нас появился хороший чай с черноплодной рябиной и яблоками, яблочный же пирог (не печёный, а скорее жареный, в духовку соваться я не отважилась) и твёрдые солёные печенья из самого простого теста, тоже приготовленные не на углях, а на тяжеленной сковороде. Ах, увидел бы меня сейчас кто-нибудь из высокородных родственничков! Зато Наставник гордился бы. Прежде изучения лекарственных трав, приготовления отваров и прочего, он учил меня готовить. Мол, пока стряпня плоха на вкус и вид, к лекарствам даже и пускать нельзя.
Я устала ещё больше, зато была чрезвычайно довольна собой.

2009-04-19 в 02:40 

Дон М.А.Гарибальди
Мора сказала, все кончилось. Кажется.
Это слово меня и смущало. Почему-то создавалось впечатление, будто на самом деле все только начинается, и еще я никак не мог отделаться от ощущения, что нечто подобное уже когда-то где-то происходило, необязательно так, но как-то очень похоже.
Становилось слегка не по себе: пока дамы приводили себя в порядок и собирали нехитрый, но так заманчиво пахнущий ужин, я разрывался между желанием остаться здесь пополам с вернувшимся чувством вины и опять-таки желанием в комплекте с необходимостью зайти к Марте. В конце концов, хотя бы поблагодарить ее за все, что она для нас сделала. Кроме того, переодеваться оказалось не во что, так как своих вещей я не обнаружил (звереныш, кстати, тоже пропал), а злоупотреблять щедростью Берта не хотелось. И еще надо забрать оружие, без него я чувствовал себя абсолютно раздетым, особенно после ночной заварушки... так что, как ни крути, ужинать мне придется не здесь. А пока я дохромаю туда, времени пройдет столько, что обратно выберусь не раньше утра. Хорошо, что девушки пока тоже не собирались покидать дом.


***
...Под ногами вертелся котенок – его моя хозяйка забрала вместе со шляпой во время ночного вторжения в дом Берта.
- Где ты взял это мерзкое животное?
- По-моему, он очень милый.
- Ну конечно, - беззлобно фыркнула Марта, осторожно отодвигая живность в сторону носком башмака. – Нахальный, как сто чертей, и жрет раза в три больше против тебя.
- Это естественно, он же растет.
- Я бы сказала, слишком быстро.
Стремительно наклонившись, она поймала верткого зверька, подняла на уровень глаз и придирчиво осмотрела со всех сторон. Тот смирно висел у нее в руке, прищурив глаза, и только разочек жалобно вякнул, когда ожидание, по его мнению, затянулось. От долгого созерцания мне тоже начало казаться, что вчера котенок был меньше... бред какой-то.
- Подозрительно, - задумчиво сказала Марта, аккуратно опуская присмиревший комок шерсти на пол и возвращаясь к мытью посуды. – Ладно, посмотрим. Может, и выйдет толк.
- Холлорд. Что за место такое?
Отмывшись, как следует, переодевшись во все чистое и сытно поужинав, я чувствовал себя гораздо бодрее, даже не стал вновь устраиваться на табурете, только навалился на край стола и принимал у Марты тарелки. Мой вопрос прозвучал как раз в тот момент, когда она протягивала последнюю. Кухня наполнилась звоном; котенок испуганно шарахнулся под стол и затаился где-то там.
- Ох... надо же, вот я растяпа...
Марта сокрушенно покачала головой, потом потянулась к венику. Я заметил, что она очень старается двигаться так, чтобы я не видел ее лица.
- Что стряслось?
- Да ничего страшного. Подумаешь – тарелка!
- Я не об этом. Тебя напугал мой вопрос.
Она пожала плечами, сгребая осколки в совок.
- Герцогство за морем. Не очень большое, но и не сказать, что маленькое. При хорошей погоде дня за три-четыре добраться можно. Почему ты спросил?
- Так... снится дрянь всякая.
- Интересно. И что подразумевается под словом "дрянь"?
Ее голос звучал игриво, но как-то неестественно.
- Марта, что...
- Ничего.
- Брось. Оставь, погоди, - я отложил полотенце, приобнял ее за плечи и развернул к себе. – Я же не совсем дурак все-таки. Почему ты так, что тебя встревожило?
- Ничего. Правда, ничего, - она вздохнула, осторожно погладила меня по спине и отстранилась. – Моя семья была вынуждена уехать из Холлорда. Давно. Не люблю вспоминать.
- Прости, я не должен был.
- Все в порядке, ты не знал.
- Не знал? Но откуда-то же вылезло это слово! Значит, все-таки забыл, да?
Теперь она выглядела совсем беспомощной.
Нехотя выпустив ее, я отошел к окну и уперся лбом в холодное стекло. Сразу вспомнились слова Руфуса, и каждое резало, будто по живому. Даже если я сделаю так, как он говорит, как не раз советовал Эллиот, как бурчали многие другие, что это даст Марте, что изменит? Какой смысл во всем этом, если я даже не помню, сколько лет мы уже вместе? И как понять – искреннее это беспокойство о ней, желание хоть немного оградить от всего, что так непросто, или же самая обычная трусость человека, не желающего брать на себя ответственность?
Она подошла неслышно, будто едва касалась ногами пола. Привычно нырнула под руку, а я так же привычно сгреб ее в охапку; мы частенько так пялились в темноту за окном, вместе.
- Эти сны... на что они больше похожи? Именно на сны или все-таки на воспоминания? – спросила она осторожно.
- Откуда же мне знать?
- Однажды узнаешь. А если и нет, для меня это не имеет значения.
- Мне плевать на прошлое. Но я не хочу забывать настоящее. А ведь рано или поздно все равно забываю!
Марта издала тихий шипящий звук и приложила палец к моим губам, повелевая замолчать. Она была права – мы слишком часто об этом говорили, чтобы лишний раз переливать из пустого в порожнее.
- Лучше расскажи, что ты видел.
Пересказ неожиданно получился гораздо короче, чем могла бы показаться сама история.
Марта ни разу не перебила, но к концу повествования была бледна и задумчива.
- Это многое объясняет. Во всяком случае, могло бы объяснить один случай восемь лет назад. Тогда здесь появилась женщина, не из местных. Так вышло, что меня не было в Мердоу – мы с Эллиотом уехали на ярмарку. Женщина расспрашивала о тебе. Много, но как-то уж очень по-тихому. Болтали, будто хотела нанять тебя в охранники для какого-то путешествия. Ты поговорил с ней, в итоге отказался и уехал, как всегда по весне. Но в ту же ночь вернулся, пробрался в дом Эллиота и попросил подержать коня недели две. Там никого не было, кроме старшего мальчишки, он-то нам и рассказал, когда время истекло. А до этого врал, будто бы ты купил другую лошадь, представляешь?
- Сейчас ты скажешь, что это я ему так велел, - мне стало почти смешно.
- Вот именно. Но тут любой догадается.
- И что же дальше?
Бледность Марты становилась какой-то нереальной, вдобавок, я чувствовал в ней легкую дрожь. Не страха, просто о том, что случилось дальше, не так-то просто было рассказать. А выслушать оказалось и того удивительнее.
- Ты пропал. Вернулся через месяц, едва живой... и раны были несвежие, наверное, после передряги где-то отсиживался. А когда сошел на берег, то чуть было не отдал концы прямо там, в порту. Тебя узнали, перевезли в дом Эллиота, кого-то из мальчишек за мной послали. Обычный торговый корабль, - добавила она, отвечая на невысказанный вопрос, - под флагом Холлорда. Мы хотели расспросить капитана, но не успели, он отбыл в тот же день. Если ты действительно ездил... туда, то вполне мог ввязаться в какую-то заварушку, а твой сон можно понять так, что тебя хотели предостеречь. Или все-таки это ты хотел предостеречь кого-то?
Я только пожал плечами.
В любом случае, мозаике по-прежнему не доставало одного или нескольких фрагментов – в той ее части, что лежала между первой встречей с неизвестной леди в темном переулке и ее явлением на балу в компании герцога... Ломать голову на ночь глядя не хотелось...

2009-05-08 в 02:57 

Мора Дайне
Полудемон
После я долго корила себя за то, что не успела сориентироваться и отдать Юджину запасные ключи от дома. Просто охватившее меня оцепенение было таким сильным, что я вообще не могла ничего делать, лишь слушала да кивала не в такт. Смысл слов не доходил до разума, застревая где-то на полдороги. Голоса друзей казались изысканной колыбельной, выстраивающей мутную стену между мной и миром.
Очнулась я не скоро, к этому времени присоединившийся к нашим кухонным посиделкам Берт уже заканчивал свой ужин. Он о чём-то негромко беседовал с Истаморн. Кажется, обсуждал планы на завтрашнее утро, но уверенности в этом не было.
Подобрав с общей тарелки последнее печенье, я задумчиво перекинула его из одной руки в другую. Движенье получилось неловким, печенье треснуло и оставило на ладони цепочку рыжеватых крошек. Улыбнувшись себе, я слизала их и вновь прислонилась виском к оконному стеклу. Поверить во всё происходящее было не просто, но, видят боги, я старалась.

- Мора?
Голос, раздавшийся над самым ухом, заставил меня вздрогнуть. В первый момент я подумала, что наше возвращение просто привиделось мне: вокруг было темно и холодно. Потом глаза привыкли к ночному сумраку и стали различать очертания предметов и склонившегося надо мной инкуба. Эльфийки в комнате уже не было.
- Берт?
- Ты уснула здесь. - Мужчина присел на край подоконника и смахнул упавшую на лицо косичку.
- Сколько сейчас?
- Около полуночи. Я подумал, что лучше разбудить тебя сейчас, чтобы ты могла провести остаток ночи в своей кровати.
- Спасибо. – Скрывая сонный зевок, я склонила голову
- Не за что.
Несколько минут не было слышно ничего, кроме нашего дыхания. Инкуб разглядывал что-то на затянутом облаками небе, я же вновь прикрыла глаза и старалась ни о чём не думать.
- Наверное, для нас всё это закончилось, - фраза Берта прозвучала более чем неуверенно.
- Ты боишься?
- Скорее опасаюсь. Неприятно бросать насиженное место и искать новый дом. Вроде никто за пределами тюрьмы не узнал о моём происхождении, но, сама понимаешь, теперь это лишь вопрос времени.
- Ты можешь пока пожить с нами в Поместье.
- Не хотелось бы пользоваться твоим гостеприимством. Нет-нет, я не против, но свой дом есть свой дом. Да и с конюшней надо будет что-то делать, у меня же здесь не самые обычные лошадки содержатся.
Слова о лошадях заставили меня вспомнить о цели… самой первой цели нашего приезда в Мердоу. Я не смогла сдержать горькую усмешку, поражаясь тому, как всё перекрутилось за последние два дня.
- Кстати… Мне бы завтра по рынку пройтись, закупить припасы. Я-то вернулась налегке, с парой седельных сумок, а нас сейчас трое в доме. Сходишь со мной?
- Конечно. Только не забыть бы отдать ключи твоей подруге. Не думаю, что она будет рада таскаться за нами, как привязанная.
- Да уж, - я сердито фыркнула. – Хватит с меня одного беглеца. Пускай теперь топчется под дверью, красавец. Я его ждать не буду.
Я не видела выражения лица Берта, но была уверена, что он улыбается. Всё правильно, гостеприимный хозяин наблюдает за своими гостями. Ему крайне шла эта роль, чего нельзя было сказать обо мне. Втянула своих новых друзей в жуткие неприятности и совсем неизвестно, чем это всё закончится. И закончится ли?
- Пойдём, Мора. – Мягко соскользнув с подоконника, инкуб положил ладонь мне на плечо. – Тебе пора.
Интересно, а мой друг знал того демона, что мы встретили на пути сюда? Стоило бы спросить, но сонные мысли путались. Возможно, завтра утром, на свежую голову… Теперь у нас много свободного времени, очень много. И бежать никуда не надо.
- Да ты спишь на ходу. Ну пошли-пошли…
Я кивнула. А что тут спорить?

URL
   

Тёмное Поместье

главная