01:02 

День пятый. Ночь.

Мора Дайне
Полудемон
Ближе к ночи небо вновь затянулось облаками, пока ещё не грозовыми, но уже намекающими на приближающийся дождь. Где-то далеко в горах гулял ветер - до поместья доносился глухой рык раскатистого эха. В общем, обстановка не очень подходила для длительных ночных прогулок, жертвой которых мне предстояло стать.
Юджин и Истаморн ушли ещё вечером, когда погода и не думала портится. Я же осталась на кухне – прибраться и прочесть письмо. Которое и оказалась той самой причиной, что привела меня ночью во двор поместья.
Однако, Дух уже опаздывал. Судя по моим внутренним часам, за полночь перевалило минут тридцать назад, не меньше – а он всё не появлялся. В голову закралась шальная мысль: «А не разыграл ли он меня?». И чем холоднее становилось, тем более правдоподобной она становилась.
Постепенно холодало. Ночной ветер легко пробирался под тонкий плащ, мелкий дождь кусал лицо и серебряной пылью застревал в волосах. Тоскливое ожидание навевало скуку и, что бы не уснуть окончательно, я вынула катану из ножен. Резкие боевые движения хорошо согревали, и постепенно танец воды и стали увлёк меня. Исчезло всё вокруг: тёмный двор поместья, далекий гром надвигающейся грозы, мрачный массив дома. Даже, в какой-то мере, я сама. Лишь клинок и ночная темнота. Чудесное состояние.
Мой «танец» оборвался внезапно – катана со звоном ударилась о другой – чужой меч. Тяжёлый двуручник одним небрежным движением отбил лёгкое лезвие. Дух, хищно скалясь, тут же пошёл в контратаку. В последний момент увернувшись от мощного удара, я отпрыгнула в сторону.
- Ты опоздал.
- Приношу извинения, моя госпожа. – Дух насмешливо поклонился и сделал резкий выпад снизу вверх.
Отбивать такой удар было бесполезно, я лишь немного отклонила хищное лезвие, пустив его по катане, и вновь увернулась. Что ж, бой изначально неравный, смена формы хоть как-то уровняет шансы.
- Зачем… - Звон скрестившихся клинков. – Ты звал… меня?
- Быть может, просто хотел Вас увидеть, госпожа? – Наступая, Дух умудрился недоумённо пожать плечами. – Этим утром Вы так трогательно спали у дверей моей библиотеки…
- Неужели? – наконец мне удалось выйти из глухой обороны и закрепить дистанцию.
- А что? Вы отказываете мне в простых человеческих чувствах? Я, как-никак, пока ещё мужчина.
Отвлёкшись на разговор, Дух допустил небольшую, но весьма грубую ошибку. Вместо того, что бы увернуться от очередного удара, я подставила под него основание катаны, и, дождавшись, пока лезвия придут в соприкосновение, раскрыла ладонь, позволяя своему клинку крутануться в воздухе. Рукоять меча, теперь удерживаемого «обратным хватом», взметнулась вверх, и кончик спрятанного в ней гранёного шипа застыл напротив сердца противника. Впрочем, он тоже не мешкал – лезвие двуручника неприятно холодило кожу у основания шеи. Ничья.
- Ты, как-никак, уже мертв. И к тому же никогда не был человеком.
- А Вас это смущает, моя госпожа?
Опять эта проклятая ухмылка. Он же знает, что стоит мне сжать ладонь чуть крепче – и шип пробьёт его тело насквозь. Для высшего демона, тем более уже мертвого, это не смертельно. Но очень болезненно.
- Меня это не волнует. – Чуть пригнувшись, я проскользнула под его клинком и отступила на два шага, возвращая себе человеческую форму.
- Жаль. – Протянул он, втыкая меч в землю и складывая ладони на крестовине. – А я…
- Мне всё равно, что ты. В чём дело? Твоё письмо оказалось очень не вовремя.
- Значит так? – Дух весь как-то собрался, и стал выглядеть куда серьёзней. – Хорошо. Дело в том, что мне не нравятся Ваши гости, миледи.
- И? – Честно говоря, мне не терпелось как можно скорее покончить с этим разговором.
- Они должны уехать. И как можно быстрее. – Холод в его глазах заставил меня поёжиться сильнее, чем проливной дождь.
- Ты забываешься, Хранитель. Пока что я решаю, кому здесь остаться, а кому – нет. И твоя ревность – для меня не довод.
- Ревность? Вы действительно так много о себе думаете, хозяюшка? – Тон духа вновь стал насмешливо-презрительным.
- Скажешь, нет? Ты всегда ревновал хозяина поместья. Отца – вначале к гостям, а потом матери и мне. Меня – к Истаморн и Юджину. Тебе всегда видел в нас лишь игрушку, способную развеять твою скуку. Не так ли, Хранитель? – Знал бы он, насколько страшно мне это говорить. А вдруг?..
- Думайте, что хотите, миледи. Я Вас предупредил – мне не нравятся Ваши гости. А когда мне что-то не нравится…
- Ты забыл наш уговор, Дух? Ты не имеешь права даже тронуть их, не то что…
- Я всё прекрасно помню, хозяюшка. Но мне и не нужно трогать…
На мгновение двор поместья озарился вспышкой молнии, а в следующий миг лезвие моей же катаны замерцало в опасной близости от моего горла.
- … Их.
Я запрокинула голову, вглядываясь в звериные глаза цвета расплавленного золота.
- Ты…
- Не волнуйтесь, хозяюшка. Вы всегда сможете прекратить эту игру. В конце-концов, иногда и проигрыш бывает сладок.
А потом он исчез, словно бы растворившись в очередной вспышке. Кажется, это было объявление войны.

URL
Комментарии
2007-06-04 в 21:29 

A drawer & a honest art-thief.
Прогулка вышла весьма приятная - погода, кажется, думала портиться, но пока только думала. Травы, как я и думала, собирать было самое время. Ветер шептал в кронах деревьев, наши шаги сливались с песней леса.
Казалось бы, все просто прекрасно.
Так нет же.
Прекрасно было только по началу. А потом...
Сердце не на месте, волосы на загривке упорно торчат дыбом, ноги так и норовят пуститься бегом - не то прочь отсюда, не то назад, к поместью. Скорее, впрочем, второе...
Я поделилась своими предчувствиями с Юджином, и мы решили вернуться поскорее. Я еще припомнила фокусы, имевшие место как раз перед приездом Юджина, и мне стало совсем невесело. Что-то не так, и агрессия была в воздухе вместо свежести.
Во двор поместья мы поспели, прямо скажем, во время. Путь от ворот во двор я не помню. Выработанные дома привычки дали о себе знать, вылезли в полной красе. Полагаю, я выглядела весьма впечатляюще - белые волосы торчком, напряженные руки, полусогнутые ноги, а уж на лицо лучше было и не смотреть. Слух обострился до предела - до сих пор не понимаю, как могло получиться так, что слова хозяйки я расслышала со фразы "не имеешь права даже тронуть их, не то что…", а, оказавшись на месте, обнаружила, что собеседника хозяйки нигде нет.
Оставалось только озираться и ощущать враждебность откуда-то сбоку, но я никак не могла повернуться к его источнику лицом.

2007-06-05 в 19:20 

Дон М.А.Гарибальди
Моя новая знакомая вновь удивила меня. Она в самом деле великолепно разбиралась в травах и охотно рассказывала все, что знала о них. Время летело быстро, прогулка складывалась настолько легко и приятно, что мы и не заметили, как перевалило за полночь. Наверняка мы вполне могли бы прошататься по лесу и до утра… но тут что-то произошло. Внезапно Истаморн переменилась, как будто что-то сильно взволновало ее и даже испугало. Я не стал спорить, когда она предложила вернуться обратно в поместье. Лучше доверять своим предчувствиям, неважно, хорошие они или дурные. К тому же с неба опять полилась вода.
Чем ближе мы подходили к поместью, тем сильнее тревожилась девушка. Да и во всем ее облике появилось нечто такое, чего я раньше не замечал: теперь она походила на какого-нибудь лесного хищника. Пусть не слишком крупного, но довольно опасного. И даже взъерошенные мокрые волосы, стоящие дыбом, вовсе не делали ее смешной и не вызывали желания шутить. Ее напряжение становилось почти осязаемым; я сам не заметил, как расчехлил ружье и прибавил шаг, чтобы не отставать.
Под конец мы уже почти бежали. У самой ограды что-то дернуло изнутри, неприятно отозвавшись во всем теле и царапая… вот будто ножом по стеклу.
Когда мы ворвались во двор, мелькнула запоздалая мысль, что так поступают только глупые дети. Выскочив на открытое место, мы оказались как на ладони, кто угодно мог выстрелить и пришлепнуть нас в мгновение ока… если бы было кому этим заниматься здесь, в пустом доме, хозяйка которого тоже стояла посреди двора. Откуда вообще появились эти мысли?!
Откуда, откуда… я уже давно убедился, что ругать себя бесполезно, ведь если у вас паранойя, это еще не значит, что за вами никто не следит, не так ли? Вот и сейчас в пропахшем дождем и перепрелой прошлогодней листвой воздухе явственно ощущалось чье-то присутствие. Как если бы во время чаепития кто-то встал из-за стола и вышел на минутку.
- Здесь кто-то еще, кроме нас.
Как только слова были сказаны, предположение превратилось в уверенность. Теперь даже мой красноречивый городской друг не убедил бы меня в том, что никто не наблюдает за нами из темноты! «Но мне и не нужно трогать… ИХ…» - тихим шелестом в ушах, таким, от какого во сне кровь стынет в жилах и хочется проснуться за тысячу миль от места, где тебя угораздило приклонить голову.
Я невольно встряхнулся, словно промокший пес, перехватил ружье, удобнее устроив его на полусогнутой руке, скользнул взглядом по двору, затем вопросительно посмотрел на хозяйку. Она стояла под дождем в полном одиночестве, если не считать слабо поблескивающего в темноте меча.

2007-06-07 в 14:09 

Мора Дайне
Полудемон
Это была серьёзная ошибка гостей – вот так вот выскакивать перед расстроенным демоном. Пусть мои рефлексы и были далеки до идеальных, но даже их хватило, что бы опередить Истаморн и Юджина. Всё заняло какие-то доли секунды – и лезвие катаны застыло напротив сердца эльфийки, а короткие шипы, гребнем выступившие на моём предплечье, прижимались к горлу человека. Не знаю, что заставило меня в последний момент остановиться. Точно не тот факт, что я узнала ночных путником – осознание пришло позже, когда я увидела недоумение, смешанное с ужасом, отразившееся на лицах гостей. Но и тогда мне потребовалось несколько секунд, что бы полностью прийти в себя.
Отступив на пару шагов, я внимательно поглядела на вернувшихся. М-да, нехорошо получилось, даже мерзко как-то. Наверняка они возвратились не из-за плохой погоды – эльфийка явно была готова к драке, ружье Юджина тоже не оставляло места сомнениям. Значит – почувствовали. Удружил мне Дух, ничего не скажешь. Да и этот его «вызов»…
Я выругалась. Длинно, грязно, с чувством и на родном языке. Ситуация сложилась – хуже не придумаешь. А ведь ещё придётся как-то объясняться с гостями.

URL
2007-06-07 в 21:01 

A drawer & a honest art-thief.
Боги и духи!
Перебор-перебор...!
Острие меча, направленное в сердце и взгляд хозяйки - да, она точно дочь демонов - мне запомнятся не хуже Битвы у Дола.
Да какое там! Лучше, определенно лучше.
На три долгие секунды оное сердце остановилось, а белая маска смерти эти невыносимо долгие мгновения маячила где-то за левым плечом. Что меня спасло - я не знаю.
Однако, надо срочно собираться с мыслями.
Картина получалась такая, что ну никак не сообразить.
Ладно, если меня не убьют в процессе, к его завершению у нас появится призрачный шанс нормально договориться. Между собой и с кем бы то ни было.
Я выбросила из головы все мысли напрочь. О дожде, обильно капавшем с прохудившихся небес, о холоде металла, который я едва не ощутила нутром, о том, что и как делать дальше - все мысли, кроме одной. Самой главной. Для того, чтобы эта мысль заполнила все пространство внутри меня, мне хватило пары минут - и я не знаю, что творилось в это время вокруг. Если бы что-то или кто-то напал бы в это время, ничегошеньки бы я не сделала. Но - я не могла оставить все как есть, или уйти и трусливо прятаться.
Поэтому - перед моим внутренним взором рос и ширился лес. Древний, спокойный, напоенный силой до последнего листочка - древней силой самих богов. Высокие кроны, напитанные солярной нежностью, капли росы на молодой поросли подлеска, лучи юного утреннего солнца, пробивающиеся сквозь кружево зелени. Мир, где вековой дуб окружен легким облаком молодой листвы, где спокойная глубокая мощь и трепетная юная свежесть сопутствуют друг другу и едины в союзе жизни. Каждый листок на ветвях, каждая травинка, всякий блик и весь лес целиком были во мне - и стали мною. И когда я позабыла себя совсем - я запела.
На родном языке, пришедшем из напоенный влагой лесных глубин, оттуда, где еще нет разницы, но уже есть дух.
Когда мой Наставник учил меня Песне, он сказал "то, что растет в тебе, ты сможешь заронить в тех, кто услышит твой голос. Ненависть - в ненависть, страх - в страх. Но если ты станешь лесом - то спокойная сила посетит слушающих. Не надежда, зыбкая и робкая - нет, уверенность. Источник этой силы будет в твоем голосе. Пока в тебе есть сила петь такую песню, сердца окружающих тебя будут полны чистой мощью жизни - вечной и необоримой". Мое обучение так и не было закончено, и я заканчивала его прямо там, во дворе ставшего опасным дома, но меня там тогда и не было - я была лесом.
Я пела, пока могла.

2007-06-07 в 22:46 

Дон М.А.Гарибальди
Картинка в самом деле начала походить на дурной сон. Совсем дурной. Вот только проснуться никак не получалось, несмотря на все старания.
Три дюйма. Или все-таки четыре? Точно определить длину шипов с такого ракурса не представлялось возможным. Да и какая разница – три, четыре, больше, меньше! Чтобы проткнуть глотку, достаточно и дамской заколки, если знать, как правильно ею воспользоваться.
Когда от перекоса у меня заболели глаза, я вернул их на место, однако, они тут же сползли в сторону Истаморн. С ней все было в порядке… как и со мной. Хозяйка отошла от нас, но всего на пару шагов… не хотела выпускать за пределы досягаемости? Но если судить по тому, с какой скоростью она преодолела разделявшее нас расстояние, для нее подобные мелочи значения не имели. Захочет – из-под земли достанет и порвет в клочья, даже пикнуть не успеешь.
Несмотря на пережитую встряску, я невольно проникся уважением к леди Дайне. Вот вам то самое мастерство контроля в чистом виде. Позже, кстати, я так и не смог прийти к однозначному выводу, что же все-таки страшнее – меч или когти.
Глупо получилось, м-да. Что ж, надо было сразу уточнять детали, еще когда конь так вскинулся по приезде, но кто ж мог предположить? Да и как уточнять?! Въезжаешь в незнакомый двор и прям сходу, мол, здрасьте, а водятся ли у вас тут ведьмы или еще какая-нибудь нечисть?! С таким приветствием только на ночлег и напрашиваться, ага! И вдвойне глупо, если вспомнить, как девушка отреагировала на мой вопрос о колдовстве. Не хотела говорить на столь щекотливую тему, ясно как день. Но почему? Внутренний голос начал услужливо подсказывать разнообразные варианты, от одной мысли о которых волосы на затылке поднимались дыбом. В довершение всего, меня начала бить противная дрожь. Ладно, спишем на то, что я промок и почти начал мерзнуть. Не слишком честно, зато помогает сохранить хотя бы видимость спокойствия. Недавний ужас продолжал холодить сердце, продолжая висеть в воздухе, подобно шаровой молнии, которая вот-вот могла ударить. Чувствуя себя полным идиотом, я опустил ружье стволом вниз. Пусть видят, что намерения у меня самые мирные! И тут случилось нечто совсем из ряда вон: Истаморн запела…
Первая мысль при этом дернула хуже зубной боли – две ведьмы вместо одной! Ох и здорово же я вляпался! Но вдруг окружающее пространство начало заполняться необъяснимым спокойствием. Казалось, даже непогода удивилась и притихла, услышав эту странную и такую умиротворяющую песню… во всяком случае, дождь точно пошел на убыль.

2007-06-07 в 23:50 

Мора Дайне
Полудемон
Злость, испуг, недоумение… Воздух был настоль насыщен этими эмоциями, что даже я ощущала их. И каким-то неведомым мне способом чувства гостей словно бы наложились на мои собственные. Дикий, первородный страх – такой я испытывала лишь однажды, когда когти Духа смыкались на моём горле – горле маленького десятилетнего демонёнка. Кажется, у меня тряслись руки…
А потом этот страх вдруг начал исчезать. Он медленно отступал, тая, как предрассветный туман. Я даже не уловила того момента, когда Истаморн начала петь – но её песнь действовала на меня едва ли не сильнее, чем на человека.
У этой песни был свой «запах»: старого, могучего леса, вечного, а потому – спокойного. Всего однажды мне довелось видеть такой лес – восемь лет назад, когда мы путешествовали с отцом. Это было странное место, немного пугающее и всё же приятагательное. У меня тогда возникло некое иррациональное чувство, будто был лес был живым, и лишь много лет спустя я поняла, что так оно и есть. Эти дремучие чащобы живы своими хранителями – эльфами. Такими, как Истаморн.
Эльфийка пела бесконечно долго – и в тоже время очень мало. Но этого хватило, что бы все мы успокоились и пришли в себя. Я видела, как исчез ужас в глазах Юджина, чувствовала, что сама перестаю бояться, и что невидимое присутствие Духа уже не так страшно, как по началу. Мне даже хватило сил, что бы нацепить свою привычную маску безразличия.
-Давайте вернёмся в дом. – Мне не легко дал этот холодный тон, но он был необходим. В первую очередь мне самой.
Я развернулась и, не глядя на гостей, пошла в сторону крыльца. На ходу подняла с земли ножны катаны, также на ходу убрала клинок, обтерев его краем плаща. И всё это – с гордо расправленными плечами, словно кому-то что-то пыталась доказать. Кому-то? Смешно. Я знала, что весь этот спектакль – для Духа. Что бы он видел, что так просто меня не напугать, что я ещё поборюсь, что я не сдамся.
-Да будь ты проклят. – Тихо, очень тихо, и на родном наречии – что бы понял только он.
Ответом мне был лишь негромкий смешок.

URL
2007-06-08 в 19:17 

A drawer & a honest art-thief.
Лес отступил за туман, и я вспомнила, кто я, и где - во время. Хозяйка как раз предложила уйти в дом. Вряд ли это было предложение, но существам со свободной волей всегда приятнее думать именно так. Ну я и подумала, а потом просто последовала за ней - сейчас необходимо все как следует обсудить. Если я не ошибаюсь, душа этого места не слишком-то нам рада. Для хозяйки и для нас это положение одинаково плохо.
Говорить было бы, действительно, удобнее в тепле. Тем более, что, похоже, для нас не имело большого значения, где именно находиться в границах поместья - так, по крайней мере, мне казалось.
Так что, я оглянулась на Юджина и, убедившись, что с ним все в порядке, направилась к дому.

2007-06-09 в 23:08 

Дон М.А.Гарибальди
С опозданием поймал себя на том, что убираю ружье обратно в чехол в точности так, как хозяйка дома – свой диковинный меч. Это вышло машинально, видимо, всем, кто так или иначе имеет дело с оружием, свойственна некоторая схожесть в отдельных движениях… забавно? Пожалуй.
Леди Дайне направилась в дом и мы пошли следом. Только дурак останется на улице, когда приглашают под крышу. Хотя какой-нибудь нормальный человек мог бы и возразить, что переться в дом, где обитает непонятно кто, еще более глупо – можно сказать, добровольно лезть к черту в пасть. Но так как сам я себя к нормальным людям не причислял, то у меня сомнений не возникало. Откровенно говоря, такой поворот застал врасплох, куда логичнее было предположить, что нас попросят удалиться. Впрочем, все еще впереди. Неизвестно, до чего мы договоримся сейчас и что ждет нас утром, раз уж здесь начала твориться всякая чертовщина. Напоследок еще раз оглядев двор, я бросил взгляд в сторону конюшни. Что ж, мой рыжий друг, раз нами до сих пор не позавтракали, не пообедали и не поужинали, есть надежда, что этого не случится и впредь. Обругав себя за идиотские мысли, я вошел в холл, догоняя Истаморн. В конце концов, если безоружная девушка не боится, почему должен колебаться мужик с ружьем?!
Остатки страха растворились, как по волшебству. Впрочем, именно оно жило и дышало вокруг нас здесь, сейчас, несмотря на то, что песня уже закончилась. Казалось, ее отголоски до сих пор звенят в воздухе и даже провожают нас, сначала до крыльца, потом дальше по коридору. С каждым шагом любопытство возрастало и постепенно взяло верх над всеми прочими эмоциями, язык чесался уже просто невыносимо! Но в голове была такая каша, что пока я предпочитал помалкивать.

2007-06-09 в 23:46 

Мора Дайне
Полудемон
Не оглядываясь, я провела гостей в каминный зал. Сейчас, когда возбуждение от сражения немного улеглось, меня била крупная дрожь. И мне хотелось думать, что это всего лишь от дождя и пронзительного ветра, но это было глупым самообманом. Зато гости, кажется, успокоились. По крайней мере, пока я разводила огонь в камине, они молчали вполне умиротворённо. Хотя, мои способности далеки до эльфийских, могло и показаться…
Дождавшись, когда огонь разгорится с достаточной силой, я поднялась с корточек, всё так же не поворачиваясь к гостям лицом. Вся эта история с Духом, с его угрозами… Нет, я прекрасно знала, что если Хранитель дал слово, то он его сдержит, а значит – Юджин и Истаморн в безопасности. Находиться в Поместье стало опасно мне самой. Не смертельно – как ни крути, а Дух затеял эту игру ради того, что бы заполучить в своё единоличное владение нынешнего хозяина дома, - но и становиться игрушкой в его руках мне не хотелось. Даже для полудемона это слишком унизительно.
- Полагаю, у Вас появились вопросы. – Опираясь руками о каминную полку, я неотрывно следила за танцем саламандр. – Спрашивайте.

URL
2007-06-15 в 20:13 

Дон М.А.Гарибальди
Выдержав длинную паузу, я на всякий случай вопросительно посмотрел на притихшую Истаморн. Казалось логичным, что называется, «уступить дорогу даме», но ее молчание говорило само за себя: она несомненно знала больше… ну, в отличие от меня, хотя бы что-то.
- Вы уж простите за прямоту, мэм, но если я правильно понимаю, вы не совсем человек и… и вполне способны за себя постоять. Кто же тогда осмеливается угрожать вам в вашем собственном доме?
Мысль о том, что дом может оказаться вовсе не ее – при таких-то раскладах! – промелькнула со слишком большим опозданием и потому была с негодованием отброшена. Почему-то я твердо верил, что Мора Дайне не из тех, кто стал бы намеренно вводить в заблуждение кого бы то ни было. Она могла не сказать всей правды… как любой другой человек. Но не лгать.
Я неловко поерзал в кресле. От мокрой одежды на обивке наверняка останутся пятна. Еще не поздно встать и просто погулять по комнате туда-сюда. Но тогда останутся следы от сапог. Везде. М-да.
Выбрав из двух зол наименьшее, я остался сидеть, положив ружье на колени.

   

Тёмное Поместье

главная